III Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

ФАКТОР ИГРЫ ПРИ СОЗДАНИИ ЭПАТАЖНОГО ИМИДЖА В КУЛЬТУРЕ XX ВЕКА (НА ОСНОВЕ ТВОРЧЕСТВА МАРСЕЛЯ ДЮШАНА, САЛЬВАДОРА ДАЛИ, КЛАУСА НОМИ, ТАЙНИ ТИМА И ДЭВИДА БОУИ)
Кислицкий П.К.
Автор работы награжден дипломом победителя первой степени
Диплом школьника      Диплом руководителя
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Введение

Актуальность. Понятия «эпатаж» и «имидж» на слуху у любого человека, который погружен в современную медиа-культуру (во многом справедливо называемой популярной культурой, поп-культурой) или по крайней мере смотрит развлекательные программы по телевидению или в Интернете. Три года назад я посмотрел видеоролик, в котором пел довольно странно одетый мужчина с женским голосом, внимание привлекла его эксцентричная личность и шокирующий образ, который выделялся неповторимым имиджем, и явно эпатировал. Им оказался Клаус Номи. Я решил разобраться в этом явлении – это и побудило меня заняться этим исследованием.

Помимо ставшего уже хорошо мне знакомым и понятным Клауса Номи, оказалось, что эпатажными личностями были и широко известный художник-сюрреалист Сальвадор Дали и один из пионеров современного концептуального искусства и поп-арта Марсель Дюшан, а также музыкант Тайни Тим и легендарный Дэвид Боуи. Как эпатаж объединяет столь разных артистов? Как конкретно эпатаж работает в их имидже?

Для поиска ответа на эти вопросы была сформулирована проблема: как взаимосвязаны теория игры и эпатаж? Существуют ли правила игры? В каком смысле эпатаж – игра?

Мне показалось, что «эпатажный имидж» - это не пустой трюк, не карнавальная маска и не короткий путь к быстрой славе, а особый способ для настоящего артиста и художника создать свои правила для игры. Поэтому мною была сформулирована следующая гипотеза: эпатажный имидж – это режиссура образа на основе собственного творческого процесса, создающая свои правила игры.

Объект исследования: эпатажный имидж в контексте жизни и творчества представителей искусства XX века, а именно: Марселя Дюшана, Сальвадора Дали, Клаус Номи, Тайни Тима и Дэвида Боуи.

Предмет исследования: игровая природа эпатажа.

Цельисследования: через теорию игры рассмотреть эпатаж в экспериментальном творчестве Марселя Дюшана, Сальвадора Дали, Клаус Номи, Тайни Тима и Дэвида Боуи.

Задачи соответствуют поэтапно основным разделам исследования:

  1. Определить феномен эпатажа и имиджа.

  2. Познакомиться с теорией игры.

  3. Проанализировать творческие образы выбранных эпатажных личностей.

  4. Вывести общее понятие «эпатажного имиджа» как особого игрового феномена.

Методы исследования:

  1. Описательный (работа с наглядным материалом – фотографиями, видеозаписями – подробное описание исследуемых источников).

  2. Аналитический (разбор основных особенностей эпатажа и игры, выделение основных характерных черт, исключение всего лишнего, не относящегося к предмету исследования).

  3. Исторический (развитие феномена эпатажа как игры в исторической перспективе; обращение к истокам имиджа и эпатажа, к реалиям прошлого века).

  4. Метод определения (выведение своего определения на основе исследованного материала).

Структура работы. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложения. Первая глава посвящена теоретическому обоснованию эпатажного имиджа как игры и рассмотрению их в качестве феноменов современной культуры. Вторая глава содержит анализ имиджей пяти выдающихся творческих личностей. Третья глава обобщает итоги анализа и подводит итоги исследованию. Основные выводы делаются в заключении.

Глава 1. Теоретическое обоснование ”эпатажного имиджа” в культуре XX века как предмета игры 1.1. Эпатаж и имидж

Понятие «имидж» не стоит переводить с английского “image” дословно как «образ», «изображение» потому что такое толкование мало что проясняет в плане смысла, но лишь переводит термин на русский язык.

«Гуру имиджеологии» Панасюк подчеркивает психологический аспект имиджа1, который намеренно формируется для того, чтобы определенным образом влиять на потребителей (и зрителей?); а имиджеологию выстраивает наравне в политтехнологией и идеологией. Перелыгина раскрывает еще и социокультурную природу создаваемого образа: «понятие “имидж” включает не только естественные свойства личности, но и специально выработанные, созданные, сформированные»2. Так, имидж оказывается результатом сложной и продуманной работы над своим образом, внешним видом и манере поведения, которые воспринимает и оценивает широкая публика. В имидже обязательно учитывается, как образ будет принят другими людьми – и это его характерная черта. Именно это, на мой взгляд, делает имидж таким важным явлением популярной культуры, т.е. культуры, которая обращена к широким массам людей.

Крайности в имидже называются эпатажем. Специальный терминологический словарь по современному искусству определяет эпатаж (фр. épatage) как умышленную провокационную выходку или вызывающее, шокирующее поведение, противоречащие принятым в обществе правовым, нравственным, социальным и другим нормам, демонстрируемые с целью привлечения внимания3.

1.2. Теория эпатажа как игры

Что понимается под игрой в социокультурных науках? Для изучения вопросов обратимся к теоретическому наследию. Классической работой является книга нидерландского философа Йохана Хёйзинга “Homo ludens”. Хёйзинга определяет игру как «действие, протекающее в определенных рамках места, времени и смысла, в обозримом порядке, по добровольно принятым правилам и вне сферы материальной пользы и необходимости»4. Й. Хёйзинга расширяет понятие игры до универсальной формы человеческого бытия, действа, культуры. Любой элемент культуры – это игра. Но он лично ничего не говорит об эпатиаже и провакационных выходках. Эпатаж и игру связали уже современные авторы.

В своей работе “Эпатаж в XX веке: теория игры в анализе эпатжа” Елена Александровна Рогалева пишет, что теория игры помогает в исследовании общества и открывает выжнейшие социальные функции, а сама игра переключает с повседневного на неповседневное. Рогалева Е.А. сообщает, что “широкие возможности для анализа эпатажа открывает концепция игры”5 нидерландского философа Йохана Хёйзинги, который считает, что:

  1. Игра – это отрешение от обыденности.

  2. Игра создает собственный порядок.

  3. Течение и смысл игры заключены в ней самой.

  4. Игре свойстенна некая тайна.

Сидикова Я.Е. в работе “Эпатаж и скандал: единство и особенности” подчеркивает, что эпатаж основывается на желании нарушить общепринятые правила с целью привлечение к себе внимания, для автора провакационной выходки важно быть замеченым и получить оценку от людей. Можно сказать, что эпатаж работает на “острую реакцию общества”6.

Из вышеописанного можно сделать вывод, что эпатажу нужен зритель, который примет правила игры эпатажного творца, приняв его за некую культовую личность, предводителя.

Афанасьев К.С. в своей статье “«Культовая фигура» как герой в современной массовой культуре” говорт о том, что яркая фигура является основопологающей в формировании “серий социокультурных идентификаций молодого человека, предпринимаемых с целью самовыражения и отделения … от банального и устоявшегося”7. Подобный культ встречается не только в современном эпатажном творчестве, он проявлялся и задолго до этого. Хорошей аналогией послужит пример Лукова В.А. из его работы “От «культа писателя» к «культововму писателю»”, в которой он замечает, что в разные периоды общества существовали культы различных писателей, например культ Шекспира, культ Достоевского, идеи и моровоззрения которых во времена их творчества казался чем-то диким и новаторским, но они стали эталонами и выражали дух своего времени.

Получается, что для игры эпатажного имиджа нужен не только сам артист, но и люди из общества, которые примут его мировосприятие как естественное, то есть, как уже было сказано выше, примет правила игры.

Глава 2. Анализ игровых образов ярких представителей эпатажа 2.1. Повторяемость как существенное свойство игры в творчестве Марселя Дюшана

В 20-е годы вместе с известным фотографом Ман Рэем Дюшан создает ряд фотографий в образе женщины Розы Селяви. «Это первый случай персонажности в современном искусстве, … т.е. это не банальное переодевание, это выступление от имени другого»8.

  1. Образ аристократичной леди начала XX-го века (меховой воротник, украшения на руках, элегантные головные уборы, аккуратный макияж, утонченные и выразительные жесты рук).

  2. Сам факт переодевания нормального мужчины в женщину, вживание в новый образ и существование в нем.

  3. Один из первых случаев, когда сам художник становится предметом своего же творчества.

Все перечисленные черты выбивают Дюшана из общепринятых норм. Однако, его временный имидж выделяется не своей гротексностью и пародийностью (этого-то как раз и не чувствуется!), сколько внутренней органичностью и правдоподобностью этой роли, которая, без сомнения, глубоко продумана (даже вопреки принципу дадаизма) и гармонична. В отличие от реальной жизни, игра – это отрешение от обыденности. Марсель Дюшан всегда играет, а, играя, выходит за рамки повседневной жизни в некую “временную сферу деятельности” (термин Хейзинги).

2.2. Права “на собственное безумие” Сальвадора Дали

Для Сальвадора Дали был характерен стабильный образ, с которым он прошел весь свой творческий период жизни:

  1. Постоянное безэмоциональное и невозмутимое выражение лица, с неестественной гримасой.

  2. Выпученные глаза символизируют образ яйца (один из самых частых и любимых предметов живописи Дали).

  3. Усы причудливо завиты вверх (подчеркивают его мужественность; напоминают усики насекомых, муравьев или кузнечиков, которых вызывали у художника фобию, а он, в свою очередь, боролся с нею).

  4. Аккуратный элегантный костюм (противопоставление некой дикости лица Дали; некий “якорь”, держащий его в мире бытовом и не отпускающий в мир сюрреализма и безумия целиком).

Над своим имиджем Дали работал осторожно, как бы всегда находясь на грани реальности и ирреальности. Смелым экспериментам поддавались в основном его усы – предмет его особой гордости. Таким образом, сюрреальность всегда была прямо перед носом великого художника – и на самом видном месте лица для каждого встречного. Таким образом, «эпатаж для Дали стал игровой формой жизни, способом поведения и самовыражения, где сон и явь, бред и действительность перемешаны и неразличимы»9

2.3. Отрешение от обыденной жизни и тайна творчества Клауса Номи

Клаус Номи специально подчеркивал свое сходство с куклой или марионеткой. Чтобы усилить иномирность своего образа, он накладывал толстый слой актёрского грима: его абсолютно белое лицо контрастировало с тёмными губами и бровями. Созданная им артистическая маска являлась прямой отсылкой к восточной культуре, в частности к японскому театру Кабуки. Костюм, напротив, был сделан в сугубо европейском футуристическом стиле, восходящем к кубистическому театру 1920-х годов.

  1. Образ печального мима (абсолютно белое лицо с черными губами).

  2. Прическа, напоминающая шпили готической башни (визуально увеличивает длину лица).

  3. Точные геометрические формы костюма (треугольники), что подчеркивает мужское начало, некую брутальность.

  4. Костюм (контраст черного и белого цветов) создает визуальный эффект диспропорцию частей тела (широкие плечи, но очень тонкие и удлиненные руки).

Имидж Клауса Номи эпатирует контрастами форм (острые фигуры костюма и плавные линии тела и головы), цветов (черный и белый), а также «неестественным» соединением подчеркнуто мужских признаков (выделенные плечи, агрессивность манеры исполнения) и женственных (утонченность образа печального мима, округлые формы и высокая часть диапазона), стыковкой и совмещением «классической» оперы и «новой музыки» рока. Создается впечатление, что перед нами не человек, а нечто искусственно созданное – кукла. Игра включает Клауса Номи, «лежит за рамками процесса непосредственного удовлетворения нужд»10, она становится сопровождением, приложением и частью жизни, украшая, меняя и дополняя её.

2.4. Жизнь ”понарошку” Тайни Тима

В начале 60-х Тайни Тима можно было увидеть возле кампуса Гарвардского Университета, исполняющего свои песни и неизменно вызывающего восторг уличной публики. Кстати, его имидж довольно сильно отличался от «настоящего» Тайни Тима — один его поклонник как-то подметил, что длинноволосый, неряшливо одетый музыкант в дешевом костюме разговаривает как университетский профессор.

  1. Постоянное наличие укулеле (на тот момент укулеле являлось очень редким и экзотичным инструментом)

  2. Игра на укулеле левой рукой, при том, что сам он правша

  3. Гротескный образ типичного мужчины-американца 30-ых годов (клетчатое пальто, широкие брюки, начищенные ботинки)

  4. Огромный выдающийся крючкообразный нос, подчеркивающий его мужские черты лица.

  5. Широкая добродушная улыбка.

  6. Эксперименты с именем, женственно-детское имя «Крошка Тим».

  7. Прическа на манер леди 50-ых годов (кудрявые волосы до плеч), что приводит к смешиванию половых признаков и смещение гендерных особенностей.

Тайни Тим органично проживет жизнь в образе «Крошки Тима», в котором контрастно соединяются утонченные черты (высокий голос «канарейки», фальцет, высокий и тихий регистр укулеле, добродушная мелодичная музыка) с угловатой фигурой мужчины в ничем не выдающимся, типичном костюме. «Игра – отрешение от обыденной реальности»11, которая его не удовлетворяла.

2.5. Игра в инобытие Дэвида Боуи

В период с 1972 по 1973 Дэвид Боуи использовал образ созданного им персонажа Зигги Стардаста. Согласно сюжету альбома, за пять лет до того, как Земля будет окончательно уничтожена (из-за глобального потепления и многочисленных катастроф), Зигги со своими друзьями с Марса создают рок-группу; сам Зигги утверждает, что способен спасти мир и просветить людей с помощью рок-н-ролла, и он действительно становится звездой.

  1. Яркая прическа неестественного красно-рыжего цвета.

  2. Шокирующие костюмы невообразимых форм с гипнотическими узорами (подчеркиваются линии тела, создается эффект вытянутости тела).

  3. Обувь с высокой платформой (делает Боуи значительно выше и лишает его тело пропорциональности – визуально длинна ног не пропорциональна остальному телу).

  4. Запоминающийся макияж и разная ширина зрачков (заработанное в юности заболевание анизокория), золотой круг и подчеркнутые формы худощавого лица создают ощущение неестественности его облика, что может ассоциироваться с неким внеземным созданием.

  5. Стирание гендерных границ: костюм, макияж и позы тела не могут быть отнесены к мужским или женским.

Зигги Стардаст будто не человек, а пришелец, в каждой детали образа которого подчеркнуто: он не такой, как все. Но при этом он даже более человечен и понятен своему зрителю, чем многие, скрытые под маской обычного человека. Переодеваясь или надевая маску, человек играет «другое существо»12. Эпатируя, человек играет другой образ, создавая новое.

Глава 3. Итоги анализа эпатажного имиджа как игры

Что же делает образ эпатажным?

В одном из интервью Клаус Номи основу своего творчества объяснял так: «Я стараюсь выглядеть настолько инопланетно, насколько это вообще возможно. Я хочу этим подчеркнуть одну вещь: я подхожу ко всему как абсолютный аутсайдер13. Только так я могу нарушить все правила»14.Такое четкое объяснение помогает понять, что сами художники воспринимали свой имидж как игру.

Теперь я постараюсь обобщить результаты проведенного во второй главе анализа основных черт имиджей выбранных персон. Мне важно перейти от отдельных понятий «имидж» и «эпатаж» (которые были определены в первой главе) к объединяющему их термину «эпатажный имидж», который я постараюсь определить самостоятельно таким образом: эпатажный имидж – это шокировать со вкусом и эстетикой, вовлекая в свою игру зрителей.

Что открывает нам игровая природа эпатажа? Получается, что “эпатажный имидж”, разрушая определенные временем устои и границы, создает свои уникальные рамки, формы, которым он строго соответствует. Эпатаж не является спонтанной и несуразной выходкой, а представляет из себя точно проработанную технологию самовыражения. Внутри себя он поддерживает некую собственную логику, которую можно познать исключительно из контекста перфоманса, самого провокационного действия. Критика подобных действий, как правило, необоснованна, так как она образуется из вне, то есть человеком, который далек от этого направления, но для поклонников он является естественным, “природным”, органичным, адекватным, необходимым, dépêche mode (с фр. вестник, законодатель моды).

Заключение

В этой работе были проанализированы имиджи пяти ярких представителей культуры XX века. Своей эстетической безупречностью эпатажный имидж творцов XX века выгодно отличается от последующих подражаний и безвкусных копирований. Таким образом, эпатаж из редкого и необычного феномена, каким он был в традиционной культуре, превратился в неотъемлемый элемент современного искусства – как высокого, элитарного, так и популярного, массового.

Марсель Дюшан, Сальвадор Дали, Клаус Номи, Тайни Тим и Дэвид Боуи необычно самобытны, талантливы и вообще уникальны во всех отношениях. Можно выделить некоторые общие свойства их игры:

  1. построена на контрасте составляющих частей; это обеспечивает интерес и разнообразие игры;

  2. подчеркивает особенные черты внешности артиста, которые ему даны от природы, сочетая их с «неестественными»; это позволяет сыграть другую роль, надеть маску, прожить новую жизнь;

  3. помогает создать яркий и неповторимый образ художника, который творит свой имидж как одно из главных произведений своего искусства.

  4. работает на эффекте неожиданности; это обеспечивает интригу, развитие и напряженность драматургической линии;

  5. размывает традиционные границы и устанавливает собственные условные; это создает новый мир игрового пространства;

  6. выстраивается сознательно по внутренним правилам и законам;

  7. не существует независимо от сценического образа, от выступления, акции, перфоманса.

Мы рассмотрели эпатаж с позиции игры на основе теории Й. Хейзинги и теории бунтующего человека А.Камю, работ современных исследователей (Рогалева Е.А, Вовчеренко И.К., Власов В.Г., Перелыгина Е.Б, Сидикова Я.Е., Афанасьев К.С. и др.) и получили ответы на вопросы:

А) по каким правилам играет эпатаж?

Б) как эпатажный имидж создает свои правила игры и следует ли им?

Таким образом, эпатаж и игра являются особой формой культуры, основной функцией которой является переход в новую реальность, переключение с повседневного на необычное. Инициатором и катализатором этого перехода становится эпатажная личность, так сказать, «режиссер», «ведущий», «судья», «мастер игры», «критик», «аналитик» и т.п., который создает правила своей игры и следит за их выполнением.

В ходе работы над исследованием были решены поставленные задачи:

  1. Даны определения и разъяснения феноменов эпатажа, имиджа, игры, подчеркнута их внутренняя взаимосвязь и место в Западной культуре XX века.

  2. Исследовали классическую теорию игры Й. Хейзинги и теорию бунтующего человека А.Камю, а также современных интерпретаторов, связавших теорию игры и эпатаж.

  3. Проанализированы созданные игровые образы эпатажных личностей (Дюшана, Дали, Номи, Тима, Боуи); анализ проведен на основании основных характеристик игры (по Хейзинге); выделенные черты были обобщены в третьей главе в виде основных итогов.

  4. Выведено общее понятие «эпатажного имиджа» как особого игрового феномена.

Таким образом, цель исследования - через теорию игры рассмотреть эпатаж в экспериментальном творчестве Марселя Дюшана, Сальвадора Дали, Клаус Номи, Тайни Тима и Дэвида Боуибыла достигнута.

Гипотеза - эпатажный имидж – это режиссура образа на основе собственного творческого процесса, создающая свои правила игры – была полностью подтверждена.

Библиографический список
  1. Афанасьев К.С. Культовая фигура» как герой в современной массовой культуре // Царскосельские чтения. Выпуск XIV. Том I. 2010. C. 101-104.

  2. Биография Дэвида Боуи / Дэвид Боуи [электронный ресурс]. URL: http://david-bowie.ru/ (дата обращения: 10.01.2017).

  3. Биография Сальвадора Дали / Жизнь и творчество Сальвадора Дали [электронный ресурс] - URL: http://www.mir-dali.ru/biography.html (дата обращения: 10.12.2016)

  4. Власов В. Г. Авангардизм. Модернизм. Пост-модернизм: Терминологический словарь / В. Г. Власов, Н. Ю. Лукина. СПб., 2005. С. 309

  5. Вовчаренко И.К. Эпатаж как эстетическая характеристика авангарда // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. 2010, № 2.

  6. Горохов А. Клаус Номи: кукла с волшебным голосом / Deutsche Welle [Электронный ресурс] – URL: http://www.dw.com/ru/клаус-номи-кукла-с-волшебным-голосом/a-15494978 (дата обращения: 10.01.2017)

  7. Дадаизм / История изобразительного искусства [электронный ресурс] – URL: http://www.arthistory.ru/dadaism.htm (дата обращения: 15.12.2016)

  8. Дали, Сальвадор // Википедия [электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/?oldid=75902605 (дата обращения: 20.12.2016).

  9. Дюшан, Марсель // Википедия [электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/?oldid=73734990 (дата обращения: 05.12.2016).

  10. Камю А. Бунтующий человек / Пер. с франц. А. Руткевича. М., 1999.

  11. Кругликов В. Марсель Дюшан. Гамбит для мирового искусства / Adindex.ru [Электронный ресурс] – URL: https://adindex.ru/publication/gallery/2013/05/17/99003.phtml (дата обращения: 10.01.2017)

  12. Кулик И. Марсель Дюшан - Сальвадор Дали. Апология музея [видеолекция] / Youtube.com [Электронный ресурс] – URL: http://www.youtube.com/watch?v=1LMNbZVFy7o (дата обращения: 15.12.2016)

  13. Минязева К. Десять эпатажных выходок Сальвадора Дали // Российская газета [электронный ресурс] – URL: http://www.rg.ru/2014/01/23/dali-site.html (дата обращения: 10.12.2015)

  14. Номи, Клаус // Википедия [электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/?oldid=74934908 (дата обращения: 05.12.2016).

  15. Панасюк А.Ю. Формирование имиджа: Стратегия, психотехники, психотехнологии. М.: Омега-Л, 2007. 266 с.

  16. Перелыгина Е.Б. Психология имиджа.- М.: Аспект Пресс, 2002. 223 с.

  17. Рогалева Е.А. Эпатаж в XX веке: теория игры в анализе эпатажа // Сборник научных работ Самарского государственного университета, 2001.

  18. Сидикова Я. Е. Эпатаж и скандал: единство и особенности // Современные проблемы науки и образования. Материалы III Международной научно-практической конференции. Научный редактор Ю.В. Мамченко. 2015. С. 16-18.

  19. Тайни Тим // Википедия [электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/?oldid=75650927 (дата обращения: 09.01.2017).

  20. Тайни Тим // Кумир.ру [электронный ресурс]. URL: http://cumir.ru/tajni-tim (дата обращения: 09.01.2017).

  21. Хейзинга Й. Homo ludens. М., 1992.

  22. Эпатаж // Википедия [электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/?oldid=74691222 (дата обращения: 23.12.2016).

Приложение

Марсель Дюшан Сальвадор Дали Тайни Тим

Клаус Номи Дэвид Боуи

1 Панасюк А.Ю. Формирование имиджа: Стратегия, психотехники, психотехнологии. – М.: Омега-Л, 2007 – 266 с.

2 Перелыгина Е.Б. Психология имиджа.- М.: Аспект Пресс, 2002. — 223 с

3 Власов В. Г. Авангардизм. Модернизм. Пост-модернизм: Терминологический словарь / В. Г. Власов, Н. Ю. Лукина. — СПб., 2005. — С. 309

4 Цит. по: Тавризян Г.М. Хейзинга // "Новая философская энциклопедия". Электронная библиотека Института философии РАН [электронный ресурс].- URL:http://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH011d9cd765bc528a95a95b1d (дата обращения: 27.04.2017).

5 Рогалева

6 Сидикова Я. Е. Эпатаж и скандал.

7 Афанасьев К.С. «Культовая фигура» как герой в современной массовой культуре.

8 Кругликов В. Марсель Дюшан. Гамбит для мирового искусства / Adindex.ru [Электронный ресурс] – URL: https://adindex.ru/publication/gallery/2013/05/17/99003.phtml (дата обращения: 10.01.2017)

9 Рогалева Е.А. Эпатаж в XX веке: Теория игры в анализе эпатажа.

10 Рогалева Е.А. Эпатаж в XX веке: Теория игры в анализе эпатажа.

11 Рогалева Е.А. Эпатаж в XX веке: Теория игры в анализе эпатажа.

12 Хейзинга Й. С. 24.

13 В смысле «вне всяких категорий и за пределами привычного» - Прим. Кислицого П.

14 Горохов А. Клаус Номи: кукла с волшебным голосом / Немецкая волна dw.com [Электронный ресурс] – URL: http://www.dw.com/ru/клаус-номи-кукла-с-волшебным-голосом/a-15494978 (дата обращения: 10.01.2017)