III Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

РОЛЬ АЛЕКСАНДРЫ АЛЕКСЕЕВНЫ ШТЕВЕН В ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ШКОЛ.
Паскеева А.И.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Введение.

Все русские люди, которым дорога их родина,

которые желают ей блага, должны стать перед

этой барышней и поклониться ей.1

Александра Алексеевна Штевен (Ершова) в середине 1880-х и в 1890гг прославилась педагогической и просветительской деятельностью среди крестьянства: открыла в Нижегородской губернии около 50 школ (в том числе школа в Яблонке и Петлино), в которых азы грамоты получили более тысячи крестьянских детей; сформировала несколько библиотек; организовала курсы для подготовки учителей народных школ. Помимо этого, Штевен обладала литературным даром.

Однако имя А.А. Штевен, столь популярное у современников на рубеже XIX-XX вв., в советское время было незаслуженно забыто. Из общего контекста русской жизни и культуры выпала оригинальная, высокоодаренная личность женщины и ее своеобразное творчество. Неоценима культуросозидательная роль Штевен: существует отдельная монография составители Г.А. Пучкова, И.А. Агапова. «А.А. Штевен. Литературно-мемуарная проза»/ Арзамас –Саров // СГТ, 2008г2, посвященная жизненному и творческому пути педагога, просветителя, ориентированная на анализ литературного наследия, педагогических взглядов и просветительской деятельности. Все это свидетельствует об актуальности данной работы. Именно на эту книгу мы будем опираться при написании нашей научно-исследовательской работы.

Тема представленной работы – «Роль Александры Алексеевны Штевен в истории развития сельских школ».

Цель исследования – рассмотреть и изучить просветительскую роль в образовании школ А.А. Штевен.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Систематизировать весь ценный материал об А.А. Штевен, который уже существует, скорректировать и дополнить эти наблюдения;

  2. Изучить биографию и творчество Александры Алексеевны;

  3. Проанализировать её педагогический и просветительский вклад в образование сельских школ.

Таким образом, предмет нашего исследования – педагогическая и просветительская роль А.А. Штевен.

Объект исследования – биография и творчество Александры Алексеевны.

Работа имеет следующую структуру:

Представлено введение, три главы, заключение и список используемой литературы. Первая глава рассказывает нам, как же все начиналось, как молодая, образованная девушка, живя в деревне от нечего делать, решила учить деревенских детей грамоте, и так ей это понравилось, что это сыграло огромную роль в образовании сельских школ.

Вторая глава «Сельская учительница состоит из трех частей:

1 часть - Яблонская школа.

2 часть - Открытие второй школы в Петлино.

3 часть – По поводу школ грамотности.

Третья глава «Выписка из Нижегородского Епархиального Училищного Совета от 18 мая 1895 года», в ней повествуется о том, что г-же Штевен была запрещена всякая деятельность по организации школ грамотности в Нижегородской губернии. Она также была освобождена от звания попечительницы созданных ею школ грамотности. На этом ее деятельность в области народного образования в нашем крае закончилась.

Проблема нашей исследовательской работы – это просветительская и педагогическая деятельность А.А. Штевен. Рассматривая данную проблему, мы применяем метод теоретического анализа данных источников, в которых мы находим информацию поднятой выше темы.

Глава I. Как все начиналось.

Есть на юге Вадского района захолустное село Яблонка. Основано оно было у прудов, где-то в конце 18 – 19 веков, и являлось имением помещиков Штевен. Понравился кому-то из них яблоневый край, весь в цвету – и было решено расселить тут крепостных крестьян. Со временем диких яблонь оказалось маловато – было решено развести сады в хозяйстве. Так и закрепилось за селом название Яблонка – кстати, не единственное в губернии. (Село с аналогичным названием есть в Бутурлинском районе, которое разделяет судьбу Яблонки Вадской). Вадской Яблонке повезло чуть больше. Это теперь она утопает в бурьяне, а было в нем около сотни домов, была и своя церковь, правда деревянная. Долгие годы Яблонкой владели помещики Штевен, довольно либерального склада ума. В то время Яблонка относилась к Арзамасскому уезду.

Старый барин Алексей Христианович Штевен, швед по происхождению, был активным участником реформ 1861 года. Его брат Федор Христианович заканчивал Царскосельский лицей вместе с А.С. Пушкиным и поддерживал впоследствии отношения с поэтом. Его дочь Александра Алексеевна Штевен воспитывалась за границей, но с 1880 года семья прочно обосновалась в России.

В 1882 году Александра приезжает из Швейцарии и поселяется в барском доме в Яблонке вместе с сестрами Ольгой и Ликой. Александра рано лишилась родителей, и воспитывала сестер мачеха, дальняя родственница отца Маргарита Гавриловна Прокопеус.

В барском доме бывали образованные соседи Нейдгарты, Кассели, Хотяинцевы. Однако зимой, по правде говоря, в Яблонке было скучновато. От нечего делать Александра Алексеевна нашла себе занятие по душе – учить сельских ребятишек. Несмотря на Александровские реформы, Русь той эпохи пребывала во мраке невежества. Школы были лишь в крупных городах, их не хватало, они были двухгодичными церковноприходскими, в них учили в основном молитвам, чтению церковными буквами, началам письма и арифметики. Поэтому основная масса сельской молодежи проходила свои «университеты» в подпасках и в огородниках.

Глава II. Сельская учительница.

2.1. Яблонская школа.

До 1885 года школы в Яблонке не было, поэтому Александра Алексеевна, можно сказать, была первопроходцем. Начав с нескольких детей дворни (чуть ли не половина сельчан была задействована в обслуживании барского дома), она вскоре вошла во вкус. «Число учеников постепенно увеличивалось, и занятия с ними скоро получили для меня большой интерес», - писала она впоследствии в «Записках»,3 изданных в 1895 году в г. Санкт - Петербурге.

Её, знакомую только с Петербургом и заграницей, поразил скудный и суровый образ жизни, который вели ее ученики. Эти корки хлеба, которые они считали обедом, эти грязные избы, в которых они обитали.

-Несмотря на такие условия жизни, - пишет далее А.А. Штевен, - меня поразила в них неунывающая веселость, смелость и находчивость. Они любили лазить на самые высокие деревья, скакали на самых резвых лошаденках. Они добродушно относились друг к другу, не обижали новеньких и маленьких, и даже брали их под своё покровительство. Ребята, хорошо зная брань и побои, способны были краснеть и плакать от стыда, и очень живо чувствовали любовь и ласку.4

«Я заметила, - пишет А.А. Штевен, - что мои ребята сильно желают учиться, что ничем родители не могут так сильно напугать их, как угрозой: «не пущу в училище». При ближайшем знакомстве с крестьянским бытом учительница выведала и их пороки: крайне шаткие понятия о собственности, привычку к божбе и лжи, грубые слова и скверные песни, повальное пьянство, в которых во время церковных праздников и свадеб, к несчастью, участвовали и дети.

« Я поставила перед собой,- пишет впоследствии А.А. Штевен, - две цели: учить крестьянских ребят тому, что им хотелось бы знать, и исправлять их от пороков, что тогда считалось посильным для себя делом. Учительницей я тогда была неопытной и неумелой. Никакой учебной системы, а тем более дисциплины в школе не было. Всякий говорил и вставал с места, когда хотел; разные группы в одно и то же время читали вслух, рассказывали, задавали вопросы, за исключением времени, когда ребята, сбившись в кучку, слушали мой рассказ. Наказаний за шалость на первых порах тоже не было, и каждому можно было смело сознаться в них; ни отметок, ни наград за учение, ни принуждений к нему не имелось»5.

Между барыней и её учениками вскоре установились приятельские отношения, благодаря которым она пыталась влиять на них, исправляя нравы в положительную сторону.

В первую очередь было создано детское общество трезвости, членам которого запрещалось пить водку, участвовать в шумных увеселениях старших товарищей. Когда этого в общих чертах удалось добиться, последовали меры по борьбе с нецензурной руганью, богохульной божбой и беспричинной ложью. В результате умело поставленной работы дети перестали высмеивать стариков, издеваться над психобольными. А.А. Штевен обращалась к детям по имени отчеству, и требовала от них того же: не любила, когда её называли барыней.

Длинные беседы со старшими учениками по поводу только что прочитанной главы из Евангелия, или эпизода из наиболее ими любимой русской истории, или какого-нибудь явления местной жизни давали А.А. Штевен много ценного. Всякий разговор о преданности Отечеству, о подвигах, вере, о самопожертвовании и презрении к смерти удивительно воодушевляли молодых собеседников.

В школу стали заходить и девушки, в основном по вечерам, пускать их в дневную учебу родители не хотели - в каком хозяйстве была лишняя пара рабочих рук.

Сельские барышни с удовольствием слушали рассказы из священной истории, разучивали молитвы. Александра Алексеевна заводила речь о темных сторонах деревенского быта. Девушки расходились задумчивые и серьезные. Однажды вечером у подъезда барского дома, возведенного в 1862 году, собрались четверо из них, желая видеть учительницу. Когда она вышла на крыльцо, все девушки со слезами сообщили ей, что больше не хотят жить в сельской грязи, грубости и неправде, слушать матерную брань и лицезреть пьяных. Они просили барыню дозволения поселиться в чистой келье за садом у церкви; всю свою жизнь они хотели провести в работе, пении, чтении и молитве. Этот проект вызвал в школе оживленные толки и споры, ведь девочкам было 15 лет. К сожалению, родители девушек отнеслись «к придури» без должного понимания, а через два года они вышли замуж, и житье в кельи не состоялось.

Неоценимую пользу принес опыт сельского преподавания и самой учительницей. «Я убедилась, - пишет Александра Алексеевна, - в могуществе искреннего слова, и что русские люди в глубине души всякую правду глубоко чтят. А самое главное, я постепенно уверилась в том, что ребята и девушки могут быть моими помощниками в деле устройства школ грамотности по всей округе».

Когда количество учеников в Яблонской школе дошло до 40, отсутствие дисциплины в ней стало нестерпимым. Во-первых, научить в этих условиях можно было только очень немногому и, во-вторых, это вредно действовало на учеников, лишало их необходимой сдержанности, вежливости и внимательности. Изменить порядок к лучшему оказалось не особенно трудным. Ученики скоро поняли, чего от них хотят, и в школе водворились относительные порядок и тишина. Вместе с тем и ученье потекло значительно лучше. Набравшись опыта, А.А. Штевен стала придерживаться известной программы, а весной 1889 года Яблонская школа была официально объявлена земской, и с тех пор в ней ежегодно стали проводиться выпускные экзамены. Большинство учеников, успешно сдавших испытания, продолжали посещать любимую школу: из них набирался персонал учителей для новых школ грамотности по округе.

2.2. Открытие второй школы в Петлино.

Вторую такую школу А.А. Штевен решила организовать в Петлино, в то время большой деревне, насчитывающей 300 дворов. Однако, посланные сходом петлинские мужики неожиданно заявили, что общество их по бедности от учреждения у себя школы отказывается. «Но я была так уверена, что непременно надо открыть школу в Петлине, - вспоминает А.А. Штевен, - что уверенность эта каким-то образом передалась мужикам, и решено было еще раз собрать сход»6. Приехав в Петлино, Александра Алексеевна с радостью узнала, что общество все же согласилось открыть школу, и договорились платить по 1 копейке в месяц с души. Бородатый староста торжественно вручил ей 3 рубля 15 копеек – жалование за первый месяц. На должность учителя она поставила одного из своих выпускников, 16-ти летнего способного и бойкого малого, которому перспектива учительства нравилась.

Петлинскую школу открыли в бывшем кабаке. Добровольные помощники вставили и вымыли окна, переделали стойку на столы, откуда-то раздобыли и принесли скамейки. Посещать школу отважились 38 мальчиков, жаждущих приобщиться к знаниям. Книг пока не было, и на первые дни заготовили листки почтовой бумаги с нарисованными на них печатным буквами. Потом решено было позаимствовать буквари из земской школы соседнего села, где они уже были пройдены младшим отделением. Через несколько дней, навестив школу в Петлине, Александра Алексеевна с радостью отмечала, что новая школа полна ребят, все, в том числе и его ровесники, почтительно называют его «Николай Иванович».

Ученики уже выучили несколько молитв и знали почти все буквы, а через два месяца они стали медленно читать.

2.3. По поводу школ грамотности.

Осенью 1890 года о стихийно возникших школах было объявлено Епархиальному Училищному Совету, который и снабдил их от щедрот своих несколькими учебниками.

Прошло два года. Ученики стали бегло читать и понимать прочитанное, писать довольно красиво и правильно. А вот рассказывать они в начале умели только выученное наизусть, и, зная четыре действия арифметики, не видели особой разницы между вычитанием и делением.

Особое внимание по тогдашнему обыкновению, должно было уделяться «закону Божию», призванному воспитать народ в верхоподданическом духе. Хотя школы грамотности, как и земские, считались светскими, церковь строго контролировала их, в основном силами приходских священников. На любых экзаменах по «закону Божию» спрашивали строже всего, а балом по этому предмету начинался аттестат. В мае 1892 года прошел экзамен для двух старейших школ грамотности: 17 юношей получили свидетельства об окончании с правом на льготу по воинской повинности. Второй такой экзамен состоялся 19 апреля 1893 года, и на нем получили свидетельства 27 мальчиков и одна девочка.

ГлаваIII. Выписка из Нижегородского Епархиального Училищного Совета от 18 мая 1895 года.

Окрыленная успехом, А.А. Штевен видела в создании сети школ смысл своего дальнейшего существования. С осени 1892 года она открыла их уже 13. Поддерживать их все для нее стало затруднительным, и она стала обращаться за помощью к разным лицам. Одно лицо в Москве пожертвовало ей 100 рублей, что обеспечило существование четырех ранее открытых школ. С осени 1893 года, благодаря поддержке обер-прокурора святого Синода, А.А. Штевен смогла открыть ещё 18 школ, всего их стало 31: в Арзамасском, Княгининском и Сергачском уездах.

Педагогическая деятельность А. Штевен в нашем крае продолжалась около 10 лет, однако не у всех она вызывала сочувствие. Инициатива и энергия просвещенной учительницы раздражала православное духовенство, так как она избегала всяких отношений с приходскими священниками и всеми мерами старалась уменьшить их влияние на создаваемые ею школы грамотности.

О своих планах она даже публично заявила на Арзамасском уездном собрании. Определением Нижегородского Епархиального Училищного Совета от 18 мая 1895 года г-же Штевен была запрещена всякая деятельность по организации школ грамотности в Нижегородской губернии. Она также была освобождена от звания попечительницы созданных ею школ грамотности. На этом ее деятельность в области народного образования в нашем крае закончилась.

Вскоре Александра Алексеевна вышла замуж и переехала в имение мужа в Тульскую губернию, где занималась воспитанием семерых детей.

Заключение.

Итак, проведённое нами исследование позволило решить следующие задачи:

  1. Был собран и систематизирован весь ценный материал об А.А. Штевен, который уже существует, скорректирован и дополнен нашими наблюдениями;

  2. Изучена биография и творчество Александры Алексеевны;

  3. Проанализирована её педагогическая и просветительская деятельность в образовании сельских школ.

Таким образом, предмет нашего исследования – педагогическая и просветительская роль А.А. Штевен.

Проанализировав весь материал о биографии и творчестве А.А. Штевен, мы приходим к выводу, что вклад этой женщины в образование огромен. Она вела педагогическую и просветительскую работуоткрыла в Нижегородской губернии около 50 школ (в том числе школа в Яблонке и Петлино), в которых азы грамоты получили более тысячи крестьянских детей, а также сформировала несколько библиотек.

Личность и творчество А.А. Штевен – одно из уникальных явлений отечественной культуры Серебряного века. Творчество Штевен, вобравшее автобиографический опыт, напряженные поиски смысла жизни, истины, добра и красоты, органически связано с культурными процессами той эпохи. Хочется закончить нашу исследовательскую работу словами А.А. Штевен:

«Мы должны любить, пламенеть, стремиться, творить и достигать, и должны ставить себе целью не преходящее мелкое, не частное и обманчивое, а вечное и великое, то, что не пройдет и не обманет, то, что выше и лучше всех возможных наших помыслов и самых светлых наших грез».7

Список используемых источников и литературы

  1. Агапова И.А. Письма из Яблонки/ И.А. Агапова //Времена: историко-краеведческий вестник Вадского района; «Восход». – 2004. - №6.

  2. Пучкова Г.А., Агапова И.А. А.А. Штевен (Ершова). Литературно-мемуарная проза./Арзамас - Саров СГТ- 2008.

  3. Савельева. Н. Барышня: Записки сельской учительницы Н. Савельева // Истина и жизнь. – 2000.-32.-с. 26.

  4. Штевен А.А. Из записок сельской учительницы/А.А. Штевен. - С.-Петербург: Тип. И.Н. Скороходова, 1895.-168с.

  5. Штевен А.А. Летние занятия при Яблонской школе в 1894 году: очерк / А.А. Штевен// Вестник Европы. – 1895. – август.

Приложение.

А.А. Штевен - Ершова, 1896 г. Алексей Христианович Штевен.

М.Д. Ершов с А.А. Штевен - Ершовой, М.В. Ершова (мама М.Д. Ершова), старшие дети Мария и Дмитрий. Лебяжье, 1902 г.

Дом А.А. Штевен в Яблонке.

Гостиная в Яблонке. Сестра Александры, Ольга, и Маргарита Прокопеус, ставшая девочкам матерью после смерти Е.В. Штевен. 1888г.

1 Из газеты «Новое время» об А.А. Штевен. .1895г

2 Г.А. Пучкова, И.А. Агапова. «А.А. Штевен. Литературно-мемуарная проза»/ Арзамас –Саров // СГТ, 2008г

3 А.А. Штевен. Из записок сельской учительницы. С.-Петербург .1895г

4 А.А. Штевен. Из записок сельской учительницы (Из записей о детях). С.-Петербург .1895г

5 Г.А. Пучкова, И.А. Агапова. А.А. Штевен. Литературно-мемуарная проза. Мои воспоминания. Арзамас-Саров СГТ, 2008г.

6 Г.А. Пучкова, И.А. Агапова. А.А. Штевен. Литературно-мемуарная проза. Мои воспоминания. Арзамас-Саров. СГТ, 2008г.

7 Савельева. Н. Барышня: Записки сельской учительницы/Н. Савельева// Истина и жизнь. – 2000.-№2.-с.26