III Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

НИКОЛА КОТОКЕЛЬСКИЙ – СВЯТЫНЯ ТРОИЦКОГО МОНАСТЫРЯ
Александрова А.Ф.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Введение

Данная тема исследования, на наш взгляд, достаточно актуальна. На фоне глубоких перемен в экономической, политической и духовной сферах жизни общества интерес к религии возрос. Огромен сейчас интерес и к памятникам истории и культуры, многие из которых восстановлены на территории Бурятии и Прибайкальского района.

В Прибайкальском районе много святых мест, о которых мало сведений и исторических свидетельств, доступных нашим современникам. Примером могут быть Иванова гора в Ильинке, куда до революции ежегодно стекались тысячи паломников со всей России и где проводились большие ежегодные ярмарки с участием купцов из соседних областей и даже из Китая и Монголии. Есть и другие места, связанные с почитанием икон, проявлениями чудес. Одно из этих мест – остров Монастырский, о котором речь пойдёт в нашем исследовании.

Степень изученности проблемы: В силу своей актуальности данная проблема привлекает внимание многих краеведов, опубликовано немало брошюр и статей, рассматривающих этот вопрос. Одними из первых исследователей, которые заинтересовались историей озера Котокель, как вотчины Троицкого монастыря были краеведы А.З.Козин, А.К.Затеев. Практически отсутствуют работы, затрагивающие историю появления и исчезновения Котокельской иконы Святителя Николая. Историография этой темы более чем скудна: практически имеются только работы местных краеведов и небольшая публикация в книге А.Д.Жалсараева.

Цель и задачи исследования: Целью исследования является изучение острова Монастырский как вотчины Свято-Троицкого монастыря и судьбы Котокельской иконы Святителя Николая. Данная цель предопределила следующие задачи.

  1. Исследовать историю появления иконы на острове Монастырский.

  2. На основании документов изучить свидетельства о чудодейственных силах иконы.

  3. Изучить причины исчезновения иконы.

  4. Определить возможное место нахождения иконы.

Научная новизна: Впервые комплексно рассматривается история появления и исчезновения Котокельского образа Святителя Николая Мирликийского на территории Прибайкальского района.

Практическая значимость: Работа может быть использована на уроках истории Бурятии в школе, представителями районной редакции для опубликования материала в местной газете, служителями культа, которые также заинтересованы в установлении фактов, свидетельствующих о судьбе чудодейственной иконы Святителя Николая.

Первые русские поселения на территории современного Прибай­кальского района — Итанцинский острог (1679) и Ильинская слобода (существовала ранее Ильинского острога, который построен в 1688). Почти одновременно с ними была заложена на берегу речки Пьяной в Долине Селенги первая православная обитель за Байкалом - Свято-Троицкий Селенгинский мужской монастырь, основанный в 1681 году по указу царя Федора Алексеевича, направившего в «Си­бирские Дауры» на Селенгу мис­сию из 12 человек во главе с игуменом Феодосием. Им было поручено выбрать место за Байка­лом и основать обитель и храм во имя Пресвятой Троицы «для призвания неверных в православ­ную христианскую веру».1

Уже 31 января 1684 года был освящен первый соборный храм Живоначальной Троицы, а в мае 1685 года завершилось строитель­ство второй церкви на территории монастыря — в честь святителя Ни­колая Мирликийского. В 1694 году Феодосия сменил игумен Мисаил. К этому времени устройство мо­настыря по первоначальному плану было завершено. Троицкий монас­тырь стал опорой российской власти на восточных рубежах им­перии и выполнял не только боль­шую миссионерскую задачу, но и играл важную политическую и военную роль.

По поручению патриарха Иоакима и Тобольского митрополита Павла игумену Феодосию было поручено «принять в свое владе­ние все церкви и священнослужи­телей, существовавших в даурских степях». Монастырь активно участ­вовал в освоении земель Забай­калья, давая поселившимся на его землях крестьянам ссуду скотом, хлебом, деньгами и прочим. За это поселенцы обрабатывали мона­стырскую землю, пасли скот, ло­вили рыбу, варили соль и выпол­няли другие повинности, отраба­тывая ссуду. Монастырь также се­лил на своих землях «новокрещенных иноземцев — бурят и эвенков, которые также пользовались пок­ровительством крупнейшей и бога­тейшей на дальневосточных рубе­жах православной обители.

Троицкий монастырь активно содействовал распространению христианства среди местного насе­ления. Отсюда отправлялись мис­сии в Китай, поддерживались свя­зи с православными церквами в Пекине.

XVIII век — время расцве­та Свято-Троицкого Селенгинского монастыря, которому в 1704 году по указу Петра I были прирезаны новые земли и «дарованы новые привилегии». Монастырь располагал пашнями, покосами, участками для рыбной ловли; имел большое ко­личество скота и лошадей, были у монастыря мельницы, соляный варницы и кожевенные заводы. Это был богатейший монастырь в Ир­кутской епархии. Но после рефор­мы 1764 года его владения были резко сокращены. Осталось только 90 десятин пахотной и сенокосной земли, мельница, а также рыбо­ловные угодья — озеро Котокель с впадающими в него речками. С 30-х годов XIX века Троицкая обитель стала третьеклассным монастырем, которому по штату по­лагалось, кроме настоятеля, 12 человек. В конце XIX века здесь проживало до 25 монахов.

В книге, изданной в Санкт-Пе­тербурге в 1899 году под загла­вием «Житие и чудеса Св. Нико­лая Чудотворца, архиепископа Мирликийского и слава его в Рос­сии», есть специальная глава, ко­торая посвящена почитанию среди инородцев Святителя Николая Мирликийского и его роли в рас­пространении православия среди местного населения. Рассказывается о глубоком благоговении инород­цев ко Святителю, которого они называли «Саган-Убкугун», то есть «белый (седой) старик», или по-русски, но на свой лад — «ба­тюшка Михола».

В Прибайкальском крае в прошлом веке было распространено чествование чудо­творных икон Святителя Николая, среди которых особо почитался так называемый «Котокельский образ Святителя Николая». Образ был резной, из дерева, и являлся святыней Троицкого Селенгинского монастыря. Вот что говорится о нем в книге:

«Название свое образ получил от озера Котокиль, с островом того же имени, недалеко от Туркинских минеральных вод и Бай­кала, в Селенгинском округе, по Баргузинскому тракту. На острове этого озера находился в старину чудотворный образ. Когда же, еще в начале прошлого века (1714 г.), это озеро было передано в собственность Троицкой обители, то и образ перешел к ней, в ней пребывает и отсюда только обносится по окрестным селениям. Иль­инской и Итанцинской волости».2

В № 5 Иркутских епархиаль­ных ведомостей за 1874 год опуб­ликовано описание иеромонаха Мелетия «Котокильский образ свя­тителя Николая». Мы приводим здесь описание Мелетия по его рукописи, хранящейся в фондах Национального архива Бурятии:

«Оный образъ святителя и чудотворца Николая кhмъ вырезанъ и откуда принесенъ, никакого известiя нhтъ; а только извhстно отъ стариковъ, что назадъ тому лhтъ 60тъ или болhе того не запомнятъ, на острове Котокильскомъ находилась ча­совня, при которой определены были при зимовье отъ Троицкаго Селенгинскаго монастыря рабочихъ 6ть человhк; изъ коихъ 2 человека назначены были для рыбопромышленности, а четырh че­ловhка находились безъ отлучно на томъ озерh при часовнh (гдh было построено и зимовье), и въ одно лhто, напавъ на то зимовье, раз­бойники убили живущихъ 4х человекъ (потому нынh и мhсто то называется Убiеннымъ мысомъ); по про­шествiи сего, по распоряженiю Троицкаго архимандрита (а кто онъ былъ, не знаютъ), имуще­ство, принадлhжащее монастырю, - отправлены были въ тотъ монастырь.

Во общh с онымъ взятъ былъ и образъ упомянутой святителя и чудотворца Ни­колая - чрезъ что и островъ Котокильскiй остался опустевшимся. Каковое опустенiе и продолжалось отъ святыя Четыредесятницы до праздника Пентикостiи3, послh коего архимандритъ того мо­настыря, не известно по каковому случаю,4 […] съ церковной церемонiей препроводилъ тотъ образъ С. Николая самъ.

И в то время река Кика имhя столь сильное наводненiе, что выступала из береговъ, а потому бывшiе при церемонии препро­вождавшiе образъ принуждhны бы­ли остаться на сей стороне - несший же икону С. Николая крестьянин Иванъ Кафтанчиковъ перешелъ чрезъ быстроту водную безъ всякаго препятствiя, чрезъ которую и на коняхъ проехать было невозможно. Препровождавшiе же ту икону люди одержимы страхомъ и ужасомъ, и будучи боясь вдаться в речныя быстрины къ переходу, оставив икону при одномъ сторожh, возвратились въ свои домы. О ка­ковомъ происшествии показывают с клятвою Итанцинской волости Гурулевскаго селения крhстьяне Никита и Прохоръ Горулевыхъ, первый 76 лhт, а послhднiй 72 лhт, кои были очевидными свидhтелями».5

Исключительные права на рыбные ловли на озере Котокель и прилегающих к нему речках имел Троицкий монастырь. Самый первый «владетельный» указ датируется 1714 годом. Затем в 1745 и 1750 гг. монастырю были отведены рыбные ловли от устья Селенги вверх по Байкалу. Позже, в 1797 году монастырю было высочайше разрешено ловить рыбу в оз. Котокель и реках Турка и Коточик. В 1800 г. эти места были отданы в монопольное владение монастырю «навсегда беспрепятственно».6

В 1780-х гг. на этом острове «явился образ Св. Николая».

Казначей Троицкого монастыря иеромонах Вениамин в своем описании присовокупляет к сказанному Мелетием:

«1874 года, бывши в сопровождении святой чудотворной иконы Святителя Николая Котокильскаго, о коем повесть сия, в Баргузинском округе, приносимой из Сел. Троиц. Монастыря по желанию жителей онаго округа, слышал от баргузинскаго мещанина Аполлона Новикова слышанное им от его родителей о случае, при коем найдена эта икона Святителя Николая чудесным образом. его, Новикова, родитель, будучи в отроческом возрасте, проезжал в зимнее время чрез озеро Котокель с своим родителем Иваном Новиковым и на острове оном расположились переночевать. Упомянутый отрок, выйдя из зимовья, увидал вдали свет подобно горящей свече. Возвратившись в зимовье, сказал и виденном им свете родителю, который с удивлением и недоверием (по необитаемости) вышел из зимовья, не доверяя отроку, и увидел то же самое. Желая удостовериться, пошел к свету, виденному ими. Не дойдя до места того, свет этот погас, и он скрылся. Но он, Иван Новиков, продолжал идти по направлению к месту виденнаго света и дошел до пня, на коем стояла икона Святителя Николая резной работы, без киота. В каком году это было, не мог объяснить Новиков, ему от роду 70 лет, а как родитель его был отроком, то должно полагать до его рождения было за 10 лет.

* Прежде в зимнее время была дорога через Котокиль», - добавляет иеромонах Вениамин. Из сказанного можно сделать вывод, что икона обретена в период 1770-1780 гг.

В статье иеромонаха Мелетия легенда изложена несколько иначе: «Баргузинские купцы Новиковские и Черновы, ехавшие в зимнее время по Байкалу, сбились с дороги, потому что поднялась вьюга, долго блуждали и уже потеряли надежду отыскать путь, - как, неожиданно, выехали на Катокиль, к монастырскому Зимовью. Но они еще раньше видели на утесе огонек, как бы от горящей свечи, который светился, несмотря на ветер и вьюгу. Прибыв на остров, купцы поспешно отправились с монастырскими людьми на то место, где светился огонек и обрели икону Св. Николая чудотворца (Икона небольшая: выш. и шир. вершк. Резное изображение Святителя как бы в киоте, в правой руке Св. Николай держит церковь, а в левой меч (копия Можайскаго чуд. Образа), в фелони. По всем признакам - весьма древнее изображение) и пред нею горящую свечу.

С благоговением приняли Баргузинцы Св. икону и с радостию поспешили с нею в Баргузин, где торжественно были встречены клиром церковным и всем населением. Но, по преданию, Святитель Николай недолго оставался Св. Своею иконою здесь. Св. икона его оказалась снова на Катокиле. К этому времени нужно отнести построение часовни под утесом, на котором не раз была обретаема Св. икона.

Сохраняется предание, что после перваго возвращения Св. иконы жители Баргузина, собравшись, прибыли на место явления на Катокиль с тем, чтобы унести Св. икону; подняли ее из часовни с острова и не мало отойдя, остановились на отдых, икону же поставили в стороне на камне; когда собрались идти дальше, иконы не оказалось на камне. Возвратившись на Катокиль, нашли Св. икону там. После прилежной, со слезами, молитвы и обещания возвратить Св. икону обратно, подняли и донесли ее до Баргузина - безпрепятственно. (Показание кр. Зыряновскаго селения Якова Петрова и жены его - Быченковых 80-летних старцев).

В память пребывания Св. иконы в Баргузине и не редких случаев принесения ея туда - имеется в Баргузинском соборном храме кафедра, производящая на посетителя отрадное впечатление, когда установлен бывает образ Великаго Чудотворца».7

Запись об этом событии была проверена настоятелем Троицкаго Селенгинскаго монастыря Архимандритом Иларием. Это дело (продолжает Преосв. Мелетий) из явных чудес Святителя, поразившее необычайностью общество богомольцев, бывших в церковной процессии!

В изданной в 1895 г. книге И.Токмакова «Историко-статистическое и археологическое описание Св. Троицко-Селенгинского монастыря» приводятся несколько примеров «чудес Николы Котокельского»:

«В то время, когда Преосв. Мелетий довершал эти строки, Угодник Божий Св. Николай чрез свой «Катокильский образ» подтверждал описываемое и готовил новыя чудесныя знамения.

В 1874 г. в Баргузинском округе до половины лето было бездождие и засуха; жители, по вере своей, просили Преосв. Мартиниана, Епископа Селенгинскаго... дозволить поднять Св. икону Николая чудотворца, на что и получили немедленное разреше­ние. И как только оное было отправлено в Троицкий мон., Святитель послал Баргузинцам утешение: прошли дожди и, не смотря на то, что польза от них была запоздалая, в то лето был у них обильный урожай. К тому же времени относят следующее событие: в г. Баргузине был доктор С., который видя радостныя и усердныя приготовления горожан ко встрече иконы Св. Николая, произнес неприличныя слова об иконе: вскоре после этого он застрелился!..

В 1880 г. Зырянскаго селения Батуринск. волости, крест. Георгий Седунов с 17-летним сыном промышляли в октябре белку близ Байкала, имели общий шалаш для ночлега; они ходили врозь и - сын заблудился и не мог найти шалаша, проходил до темноты, изнемогший более от страха, чем от усталости, уснул на земле, покрытой уже снегом. Родитель его тщетно искал. На утро сын пошел опять и напал на человеческие следы, по ним дошел до оставленнаго шалаша, но там ничего не было утолить голод. Он хотел отдохнувши по своим прежним следам, но снег их занес, и он остался, надеясь, что кто-нибудь из зверовщиков придет; но эта надежда исполнилась чрез... 7 дней... Он отощал до полнаго изнеможения и хотел покончить с собою, но пришла помощь Св. Николая! Его мать, терзаемая страхом, умолила Святителя... Проносили его образ и мать пропавшаго поспешила за ним: усердно молилась, отслужила молебен и обещала проводить Св. икону до Горяченскаго селения, что составляло в один конец более 100 верст. В этот самый час охотники набрели на занесенный снегом шалаш и услышали движение в нем. Юноша был спасен. Когда мать увидела сына, котораго считала погибшим, она немедленно исполнила данное Святителю Николаю обещание. Сын ея сопутствовал иконе от Баргузина до Троицкой обители, где говел и причастился Св. Тайн.

В 1884 г. в Баргузинском округе появилось т. наз. «Кобылка» (род саранчи) в таком множестве, что стала истреблять все посевы, траву, даже кустарники. Начальство распорядилось, чтобы жители разставили солому по степи, чтобы «Кобылка» собиралась на солому, которую затем жгли. Но «Кобылка» не уменьшалась. Тогда благочестивые Баргузинские жители, не раз видевшие помощь Св. Николая, послали в Св.-Троцкий мон. за Св. иконой. После этого «Кобылка» стала уходить в леса, Байкал - и совсем исчезла!..

В 1887 г. во время хождения со Св. иконою по Баргузинскому округу, в сел. Сувинском иеромонах при иконе, отслужив молебен в одном доме, заметил женщину, бывшую среди других, не подошедшую прикладываться и спросил о причине; ему сказали, что у нея отнялись ноги и она не может сама ходить. Иеромонах вместе с другими подвел ее к святыне и предложил хозяину взять у него бальзаму - помазать на ночь больной ноги, но за суетою народа забыл дать бальзам. На утро-же больная могла ходить!

В 1887-же году когда приближались со Св. иконою Святителя и Чудотворца Николая к городу, жители Баргузина готовились ко встрече и мы также были рады сему, - так разсказывало семейство Артемовых, жившие на квартире у Гранина, желая отслужить в занятом помещении молебен Святителю, стали мыть и убирать комнаты, что видя, хозяйка Гранина с недовольствием стала нам выговаривать и с презрением выражаться об иконе Святителя. Но мы поревновали за Св. икону настояли отслужить молебен и съехали с квартиры. Вскоре после Гранина поехала к мужу на прииски и едва не утонула в реке, дала обещание отслужить молебен Святителю. Икону в это время унесли обратно. Муж ея отслужил молебен в Баргузинском храме.

Приведенныя здесь свидетельства о чудесных явлениях благодати от иконы Великаго угодника Св. Николая собраны и записаны далеко не все. Заметно, что собирать и записывать не в обычае было у предшественников (кроме одного чуда перенесения иконы чрез р. Кику). Отрадно слышать и быть даже свидетелями в такой далекой окраине нашего обширнаго отечества среди новопросвещенных светом Христовой веры и непросвещенных язычников монголо-бурят, китайцев, евреев, чудесныя знамения веры Христовой, проявляемыя во дни наши от свв. Икон Св. Николая «Катокильской» и «Голоустинской» и великомученика и целителя Пантелеймона и от чудотворной иконы Пресв. Богородицы Споручницы, в городе Троицкосавске.

В подкрепление и утешение верующих и к убеждению сомневающихся и не верующих, каковых, к сожалению ныне всюду немало»8.

Ни один православный сибиряк ранее не решился бы перед нача­лом и после окончания плавания по Байкалу пройти или проехать мимо обители и не поклониться чудотворному образу святителя Николая, который почитался луч­шим защитником и помощником на воде. При том, как свидетель­ствовал современник: «Буряты, как соседние, так и дальние, не уступают русским в горячности своей веры». Раньше, до револю­ции, был обычай обносить чудо­творный образ по Забайкалью, вплоть до границы с Монголией. В той же книге рассказывается, как буряты «приглашают чудо­творный образ в свои улусы, усердно готовятся к его принятию, метут свои юрты, моют нары, и при принятии его помещают в особое, отведенное для него, почетное место, ставит перед ним свечи, кланяются и молятся перед ним, называя святителя батюша Михола». Причем, это делали как крещеные, так и некрещеные бу­ряты буддийской и шаманской веры.

По словам бившего забайкаль­ского миссионера, иеромонаха Мелетия, у забайкальских бурят-язычников изображение святителя — Саган-Убкугуна находится, в каждой бурятской юрте - Святитель «изображается у бурят со­зерцающим пустынником, но не со сложенными под собою ногами, как изображаются языческие буд­ды, а в одеянии с широкими ру­кавами и с посохом странника. Около него под пальмовым дере­вом мирно пасутся звери и пти­цы. Тот же автор приводит мно­го свидетельств о чудесах, совер­шенных святителем Николаем, благодаря которым иконы «седо­го старика» стали очень популяр­ны в Забайкалье. Среди них од­ной из известных святынь стал так называемый Котокельский образ святителя Николая, принад­лежавший Свято-Троицкому Се­ленгинскому монастырю.

К сказанному можно добавить, что в 1918 году монастырские угодья были национализированы, а иркутский краевой рыболовный съезд принял резолюцию, согласно которой отменялись право частной собственности, привилегий и аренды водных угодий и предоставлялось право свободного промысла на одинаковых для всех условиях. В результате монастырь лишился своих привычных доходов от рыбной ловли на Котокеле.

У монастырской братии оставалась одна надежда – на Котокельский образ Святителя. С рапортом они обратились к епископу Забайкальскому и Нерчинскому: « Так как монастырское озеор Котокель, служившее главным источником доходов для содержания монастыря у братии в настоящее время отобрано окрестными жителями и теперь единственным источником доходов может служить чудотворная икона Св.Николая, почему и ходатайствуем перед Вашим Преосвященством о даче для монастыря разрешения на беспрепятственное хождение означенной иконы Св.Николая по всей Забайкальской епархии в сопровождении иеромонаха от нашей обители». Неизвестно, что ответило церковное начальство, но вряд ли в условиях Гражданской войны и последовавшего затем террора против церкви светские власти могли позволить такое «хождение в народ». Как бы там ни было, но этот документ – единственное свидетельство, что после революции чудотворный образ еще был в Свято-Троицком монастыре. Дальнейшая его судьба неизвестна. Монастырь был закрыт в 1921 году. В настоящее время на острове Монастырский находятся остатки скита и часовни.

31 января 1930 года за № 25 состоялось заседание Центрального Исполнительного Комитета БМАССР, на котором выступил Антонов Лаврентий Петрович - начальник управления Бурмилиции с сообщением: «О ликвидации Николаевского храма и находящегося в нем культового имущества на острове Котокель Баргузинского аймака».

ЦИК БМАССР тогда же постановил: «В виду того, что Истокская православная группа верующих, в пользовании которой находился Николаевский храм, не зарегистрировалась в установленном законом порядке и не приняла по договору здание названного храма, что других групп верующих, желающих принять указанное здание храма в пользование для религиозных нужд не нашлось, здание Николаевского храма закрыть и передать в распоряжение Баргузинского АИКа для использования по усмотрению последнего».9

После революции и богоборчес­кой политики большевистских властей многие монастыри и церкви были закрыты, а бесцен­ные реликвии утрачены. Видимо, та же судьба постигла и чудотвор­ный резной образ святителя Ни­колая. Подобный ему был также в Посольском монастыре, а так­же в селении Никольское у истока Ангары и в селе Иргинском За­байкальской области, недалеко от Читы. Все они пользовались из­вестностью среди местного насе­ления, им поклонялись как рус­ские, так и буряты. Причем даже некрещеные приходили поставить свечку Николе, особенно перед отправлением в путь по Байкалу, или вообще перед путешествием по воде, рыбной ловлей.

Возможно, наша работа поможет наладить поиски древней реликвии, и святыня вновь будет обретена православными верующими. Круг предполагаемых поисков может оказаться довольно обширным. Икона могла «уйти» вместе с белогвардейцами в Маньчжурию, либо оказаться укрытой в России – от Читы (где был центр епархии) до Иркутска (в музеи которого собирали экспонаты из многих закрываемых культовых учреждений). Возможно, что чудотворную икону решили сохранить, где ее обрели – на о.Монастырском, либо в Баргузине, либо в Троицке. Наконец, святыня могла оказаться в руках частных владельцев, и тогда ее следы еще сложнее отыскать.

Как бы там ни было, а документальных свидетельств об уничтожении чудотворного образа нет, а это вселяет надежду, что возможно второе обретение иконы Святителя Николая.

Заключение

Подводя итог данному исследованию, следует отметить, что после революции были утрачены многие ценности, принадлежавшие церквям и монастырям Прибайкалья. Так, в Свято-Троицком монастыре была богатая библиотека, состоявшая из книг не только на русском языке, но и на французском, английском, китайском, были древние китайские карты Азии и Сибири и другие раритеты. В наших дальнейших исследованиях мы собираемся проследить и судьбу этой библиотеки. Для верующих же в первую очередь ценность представляют иконы. Иконы берегли: их охраняли от язычников и, позднее, от иконоборцев.

Икона – это не просто картина с изображением тех, кому поклоняются верующие, но и своеобразный показатель духовной жизни и переживаний народа, того периода, когда она была написана. Несмотря на многочисленные гонения и уничтожение икон, часть из них всё же дошла до нас и являет собой историческую и духовную ценность.

Наши исследование будет продолжаться и будет направлено на то, чтобы икона Святителя Николая оказалась в руках православных верующих Прибайкалья. Именно в том месте, где она когда то была обретена.

Источники:

1. Национальный архив Республики Бурятия. Ф.262. Селенгинский Троицкий монастырь. 1681-1918.

2. «Житие и чудеса Св.Николая Чудотворца, Архиепископа Мирликийского и слава его в Россiи». C.-Петербург, Синодальная типография, 1899.

3. Жалсараев А.Д. Поселения, православные храмы, священнослужители Бурятии XVII-XX столетий: - Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 2001. – 448 с.

4. Козин А.З. «Никола Котокельский – святыня русских и бурят». – «Вестник Прибайкалья», 19.09.2000 г. Стр.3-7.

5. Токмаков И. Ф., «Историко-статистическое и археологическое описание Св. Троицко-Селенгинского монастыря»: - М., 1895.

6. Шмулевич М.М. Троицко-Селенгинский монастырь. – Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во, 1982. – 64 с.: илл.

7. Шмулевич М.М. Очерки истории Западного Забайкалья (XVII-середина XIX в.). – Новосибирск: Наука, 1985.- 288 с.

1«Историческое свhдhние о Троицкомъ Селенгинскомъ монастырh за 1850 годъ».Нац. Архив РБ. Оп.1, ф.262, д.255, лл.85-86 об.

2 «Житие и чудеса Св.Николая Чудотворца, Архиепископа Мvрликийскагои слава его в Россiи». C.-Петербургъ, Сvнодальная типография, 1899. Стр.622.

3Пятидесятницы.

4Далее в журнальной публикации следует вставка, которой нет в рукописи Мелетия: «Но, конечно, по внушению Божию».

5Национальный архив РБ. Ф.262, оп.1, д.396, лл.11-13.

6 Нац. архив РБ, ф.262, оп.1, д.146, лл.2-3; ф.391, оп.1, д.10, лл.12 об., 80 об.

7Мелетий, иеромонах. Котокильский образ Святителя Николая: - «Иркутские епархиальные ведомости», 1874, №5.

8 Токмаков И. Ф., «Историко-статистическое и археологическое описание Св. Троицко-Селенгинского монастыря»: - М., 1895, с. 22-27.

9Нац. Архив РБ, ф. Р-248, оп.3, д.121, л.106.

 

16