III Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СЮЖЕТА "КРАСАВИЦА И ЧУДОВИЩЕ" В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ РУССКИХ АВТОРОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 19 – НАЧАЛА 20 ВЕКОВ (НА ПРИМЕРАХ И. А. БУНИНА И И. А. ГОНЧАРОВА)
Желтухина Д.В.
Автор работы награжден дипломом победителя первой степени
Диплом школьника      Диплом руководителя
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Аннотация к работе

Данная работа посвящена актуальному на сегодняшний момент направлению в литературоведении – поэтике сюжета. И была направлена на выявление особенностей трансформации сюжета «Красавица и чудовище» в произведениях русских авторов второй половины 19 – начала 20 веков.

Целью работы является показать варианты сюжета о Красавице и чудовище в произведениях русских авторов второй половины 19-начала 20 веков на примерах И.А.Бунина и И.А.Гончарова.

В ходе исследовательской работы были изучены тексты И.А.Бунина «Красавица» и И.А. Гончарова «Обломов» и проведена сравнительная характеристика данных произведений со сказкой Габриэль Сюзанна Барбо де Вильнёв «Красавица и чудовище», так же были сделаны выводы о трансформации сюжета.

Был найден неожиданный, интересный поворот в выявлении особенностей трансформации сюжета о красавице и чудовище.

Работа имеет практическую направленность и может быть использована на уроках литературы, классных часах, дополнительных (школьных) мероприятиях, направленных на расширение кругозора учащихся.

Оглавление

Аннотация к работе…..……………………………………………………….………………………..2

Введение 4

Основная часть 7

Глава 1 7

Глава 2 8

Глава 3 11

Заключение: 15

Библиографический список: 17

Введение

Первое издание версии сказки о Красавице и Чудовище осуществленное Габриэль-Сюзанн Барбот де Вильнев было напечатано в 1740 году. Получивший наибольшее распространение, сокращённый вариант де Вильнев, опубликован Жанной-Мари Лепренс де Бомон в 1757 году, в том же году появился английский перевод сказки. Мадам Бомон значительно урезала описание характеров персонажей и упростила сказку до почти архетипической простоты.

Варианты сказки известны по всей Европе, самым старым из записанных в Европе близких сюжетов, является сказка Апулея об «Амуре и Психее». Впервые, сказка, схожая с сюжетом о «Красавице и чудовище», попала в сборник итальянского писателя Джованни Франческо Страпаролы в 1553 году. В России сюжет наиболее известен по сказке «Аленький цветочек», записанной русским писателем Сергеем Тимофеевичем Аксаковым со слов ключницы Пелагеи. Сюжет о красавице и чудовище давно бродит по всему миру, нет такой страны, где идею данной сказки обошли бы стороной. Bпocлeдcтвии иccлeдoвaтeли хapaктepизoвaли этy cкaзкy кaк cyгyбo cлaвянoфильcкyю, в дyхe тeopии o выcoкoнpaвcтвeннoй личнocти, cвoбoднoй oт вcякoй вeщнoй зaвиcимocти, пoзнaющeй нpaвcтвeннyю иcтинy c пoмoщью вepы. Изначально сюжет носил народный или мифический характер, позже писатели разных стран и континентов вносили в него все больше и больше красок, рассматривали его с разных сторон, экспериментировали с героями и сюжетными линиями, но неизменно оставалось влияние Красавицы на Чудовище, каким бы оно не было. Сюжет «красавица и чудовище» метафоричен, когда так говорят о супружеской паре, ясно, что под чудовище подразумевается не «монстр» в прямом смысле, а грубый, некрасивый или неполноценный человек.[9] Также сюжет имеет аксиологический характер, то есть повествует нам о природе ценностей и их местом в реальности, о взаимоотношении с социальными и культурными факторами и личностью.[10]

Русские писатели уделяли достаточно много внимания изображению внутреннего мира и сложных переживаний женской души. Начиная с XII века, через всю нашу литературу проходит образ русской женщины-героини с горячим сердцем, пламенной душой и готовностью на великие подвиги.

Давайте разберем, что же понимали под истинной красотой женщины писатели второй половины 19 – начала 20 века. Какой они видели истинную русскую красавицу, какими качествами и манерами она должна обладать. Как должны взаимодействовать между собой красота внешняя и внутренняя.

У Л. Н. Толстого красота — это, прежде всего, “чистота нравственного чувства”. Писатель оценивает людей по критериям нравственности. А потому самые злые чувства вызывает в авторе красавица Элен. Зато одним из самых обаятельных женских образов в романе “Война и мир” становится образ Наташи Ростовой. В эпилоге романа Наташа будто бы и не похожа на себя. Она перестала петь, перестала следить за своей внешностью, располнела и целиком отдалась заботам о муже и детях. Но в этом и есть, по мнению Л. Н. Толстого, вся Наташа, но только на новом, более высоком этапе жизни. Наташа в полной мере воплощает представления Л. Н. Толстого об идеале женщины.

Совсем другим видит свой идеал Н. А. Некрасов. В поэме “Мороз, Красный нос” в образе Дарьи он раскрывает свое понимание народного идеала и воспевает русскую крестьянку. Дарья — героическая русская женщина, “величавая славянка”, чей характер складывался веками и приобрел многие удивительные свойства. В поэме “Русские женщины” Н. А. Некрасов говорит о прекрасных дворянках, женах декабристов Трубецкого и Волконского, которые приняли решение последовать за мужьями в Сибирь. Они не останавливаются перед трудностями, верные чувству долга, и готовы бросить все, что им дорого, ради того, чтобы поддержать своих отверженных мужей.

Красота внешняя не гарантирует внутреннюю душевность и доброту личности, так же, и наоборот. Писатели всегда понимали истинную красоту как союз красоты внешней и внутренней, совмещение в человеке лучших качеств.

Но были писатели, заинтересованные образами роковых девушек. Они увлекались образами экзотических, экстравагантных дам-авантюристок, мстительниц, женщинами, повелевающих мужчинами, обладающих умом, страстью, которые создают вокруг себя тайны, бурные скандалы со слезами.

В русской литературе подобные характеры, появившиеся в эпоху романтизма и обретшие живую плоть в жизни 19 века, были вписаны очень мягко Пушкиным (повесть«Египетские ночи»), Тургеневым (повесть «Вешние воды»), Достоевским (роман«Идиот»).

Но для сюжета о Красавице и Чудовище, зачастую, использовался первый женский тип. Тип заботливой, бескорыстной девушки, любящей не глазами и умом, а душой и сердцем. Такая девушка должна непременно спасти, оживить своего возлюбленного, пробудить в нем живое, наполнить его любовью, во что бы то ни стало открыть в нем новую сторону личности. Такая героиня должна сделать некое превращение из отрицательного персонажа в положительного.

Сюжет актуален как для детского чтения. К примеру, популярная всем сказка «Аленький цветочек» или сказка Шарля Перро «Рике с хохолком», в основе которого лежит данный сюжет, «Все, что мы с вами полюбили, для нас красиво и умно» Ш. Перро. Так и для размышления в более сознательном возрасте, взгляда на сюжет с другой стороны. К примеру, выстраивали сюжет по-своему такие писатели, как Гончаров и Бунин, об их произведениях я бы и хотела рассказать подробнее.

Цель:

Показать варианты сюжета о Красавице и чудовище в произведениях русских авторов второй половины 19-начала 20 веков.

Задачи:

1.Выявить сюжетообразующие доминанты в произведениях.

2.Определить сходства и различия инвариантной и вариантных сюжетных линий.

3.Сопоставить систему образов персонажей.

Основная часть Глава 1

Мы берем за основной сюжет, сюжет Де Вильнев, которая описывает Зверя как огромного монстра, с трудом говорящего,потому что его речевой аппарат подвергся такой же деформации, как и его внешность. Сказка мадам де Вильнев состоит из двух частей. Первая, собственно, история Красавицы и Чудовища, вторая – подробный рассказ Чудовища о том, почему оно стало таким. Здесь мы видим классический сценарий: прекрасного принца околдовывает злая фея и превращает его в чудище, в желании наказать его. Спасти от чудовищного облика принца, способна только любовь молодой красавицы. Сначала, красавица попавшая под заточение «уродливого принца» ничего не испытывает кроме страха и ужаса, она не желает с ним разговаривать и отрицательно отвечает на просьбы быть с ним. Позже, во снах к ней приходит прекрасный молодой юноша (впоследствии, чудовище), с которым она ведет диалоги, из которых мы узнаем ее отношение к чудищу. Теперь она не боится его, а жалеет. Она умоляет его отпустить ее к отцу, он соглашается, с условием ее скорого возращения, иначе ему грозит смерть. После диалога с отцом она понимает, что чудовище может быть внешне уродливо, но, возможно, оно станет прекрасным мужем. Вернувшись в замок, она видит его мертвым, красавица кидается к нему и дает воды, увидя, что чудовище приходит в себя она клянется стать его женой взамен на его верность. Наутро она уже обнаруживает прекрасного принца из своих снов.

Красавице в сказке пришлось пройти через множество внутренних испытаний, победить волну стереотипов. Она открывает для себя новый вариант истории, ведь перед и вовремя первой встречи с чудовищем она даже не подозревала, что оно может стать любящим мужем и искренним, заботливым человеком. Она мучается и сомневается в чувствах, которые испытывает по отношению к уродливому герою, будь те чувства жалостью и состраданием или любовью. Но видя, как сильно любит ее чудище, что оно может умереть без нее, ее добродетельные качества берут верх, и, несмотря на его уродство, она соглашается быть с ним. Ее бескорыстность и доброта сердца превращают чудовище в принца.

Писатели 19 - 20 веков изменяли сюжет о Красавице и Чудовище и смотрели на него с разных сторон, меняли обстановку вокруг героев, место события, добавляли новых персонажей, которые так же были немаловажны, порой, с их помощью читатель мог увидеть истинную картину происходящего. Авторы, каждый со своей точки зрения смотрел на сюжет, они получились разные, практически не имеющие ничего общего, кроме главных героев, остававшихся неизменными спустя века. Хотя авторы не принимали так буквально образы, к примеру, чудовище было вовсе не хвостатое с большими клыками, и даже не похоже на зверя, оно представлялось нам в образе обычного мужчины, которые окружают нас в повседневной жизни. Что же нам говорило о его уродстве? Нeгaтивныe кoмплeкcы героя, нeпpиятныe чepты хapaктepa, coциaльнo нeoдoбpяeмыe пpивычки и мaнepы пoвeдeния могут быть восприняты нами, как «чудовище», так же возраст персонажа, его телосложение служат наводками к этой разгадке. С красавицей автор проделывает такой же трюк. В отличие от сказки, в которой красавицу мы видим как не только внешне обаятельную девушку, но и как морального, благодетельного героя, готового, во что бы то ни стало, спасти чудовище от чар и помочь ему, современный автор решает изменить концепцию благовоспитанной девы и делает из добродушной прелестницы властную, мстительную, эгоистичную «красотку», знающую цену своей внешности и умеющей ею пользоваться.

Пepвый, нaибoлee pacпpocтpaнeнный вapиaнт cцeнapия, этo oтнoшeниe и дeйcтвия женщины под лoзyнгoм «Я иcцeлю eгo cвoeй любoвью». Не так распространен обратный случай взаимоотношений, в котором красавица не «исцеляет», а губит. То есть мы говорим об обратном влиянии Красавицы на Чудовище. Рассмотрим данный противоположный сюжет на примере Бунина.

Глава 2

Бунин всегда шел навстречу теме любви, он был занят ею давно, писал в полном смысле завербовано, и ни война, ни революция не могли пошатнуть к ней его привязанности. Он описывал любовь во всех состояниях.

В годы войны Бунин закончил книгу рассказов «Темные аллеи», которая вышла в полном составе в 1946 году в Париже. Это единственная в русской литературе книга, в которой «все о любви». И хоть зачастую необычайная сила и искренность чувства свойственна героям этих рассказов, но черными пятнами Бунин показывает нам и темные стороны любви. [1]

Работая над «Темными аллеями», И.А. Бунин хотел показать, что же самое главное в человеческой жизни. И этим главным оказалась любовь — трагическая, порой сводящая с ума и толкающая на преступления, но все же стоящая того, чтобы ее испытать. Но не это одно интересует автора. Проверка на духовную и нравственную состоятельность испытанного чувства всей жизнью героя — также одна из бунинских задач. Именно поэтому писатель обращается к жанру рассказа. Миниатюры-повествования («Волки», «Качели», «Смарагд», «Дурочка», «Красавица», «Второй кофейник»), основаны на переосмыслении заурядного житейского события и строятся на фабульной основе, похожи на тургеневские стихотворения в прозе. [1]

В «Темных аллеях» Бунин активно работает с жанром: он искусно смешивает их, трансформирует, выходит за рамки канонов, но не нарушает при этом, целостности самого произведения. И это одна из особенностей его стиля.

В рассказе «Красавица» Бунин наглядно показал нам сюжет о «красавице и чудовище» с его отрицательной стороны. Действия происходят вокруг пожилого чиновника казенной палаты, худощавого, высокого, в очках цвета йода и красавицы- дочери воинского начальника. Герой являлся спокойным человеком, весьма податливым и тихим, говорил всегда сипло, а если повышал тон, то скрывался в фистулу. Нам не говорится напрямую, что он был уродлив, словно зверь, но мы видим это косвенно, через его поступки и поведение. Чиновник боялся своей новой жены, не имея собственного мнения, во всем ей подчинялся. Автор показывает нам черту, не свойственную мужчине, наш герой был безликий и тихий, не умел держать дом под своим контролем, не он управлял ситуацией, а ситуация им.Герой, который должен быть главным в этом сюжете отходит на второй план. Мы видим неполноценного, «чахоточного телосложения» мужчину, в очках цвета йода. [2]

Девушка же была крепкого телосложения, всегда красиво и опрятно одета и являлась самоуверенным персонажем, знающим себе цену. Она без заминок взяла дом под свой контроль и диктовала в нем свои правила.

В рассказе мы видим небольшое отклонение от норм среднестатистической пары. В утверждении «Он был молчалив и скромен, а она знала себе цену», сообщается информация не только об объективных свойствах лиц, которые существуют независимо от мнения говорящего, но еще и о том, что если первое и второе хорошо в отдельности (относительно некоторого стандарта о том, что нормально быть скромным или знать себе цену), то в комбинации это неправильно (относительно стандарта о том, что правильно, если она будет скромна и молчалива, а он будет знать себе цену). [10]

Внешне мы видим красавицу, обеспеченную молодую девушку, но если заглянуть по глубже, то нам открывается совершенно другая картина, мы смотрим на бунинскую красавицу с другой стороны и с первых строк рассказа понимаем, что наша героиня не способна превратить неказистого чиновника в принца. Пользуясь податливостью своего супруга, она делает из него то, что посчитает нужным. Конечно, будь наша красавица более добродетельна, мы бы увидели совершенно другое развитие сюжета, но автор хочет рассмотреть все возможные варианты этой истории и выбирает свежую, интересную.

Сын чиновника в этом рассказе является очень важным персонажем, несмотря на его скромность и незаметность. Именно благодаря ему «красавица» показывает свою истинную натуру, она сама не знает, почему и за что не взлюбила мальчика, это был один из ее необоснованных капризов.

Она ненавидела мальчика, и ее раздражало каждое его действие. В итоге, «красавица» «уничтожила» пасынка, теперь его как бы не существовало, жил и спал он в отдельном углу, отведенном ему нашей героиней. Все его вещички помещались в старый сундук, оставленный ему покойной мамой. Она изолировала его от себя и отца, находя глупые отговорки. Вот тут-то мы начинаем понимать, что название рассказа содержит в себе иронию, сарказм, что героиня вовсе не красива, а, скорее, безобразна. Мы видим в красавице спрятанное чудовище, которое притаилось за внешней миловидностью.

Убийственность равнодушия мачехи к ребенку погубила его. Мужчина отказывается от своего сына в угоду жене. А дети так беспомощны и доверчивы, и полностью зависят от взрослых. Они погибнут без тепла и ласки, они еще не умеют о себе позаботиться. Красавица не то, что не превращает чиновника в «принца», делая его более добродетельным и уверенным в себе, но и полностью его губит, добавляя к внешнему уродству - внутреннее.

С этого момента мы можем считать нашего тихого, покладистого чиновника - настоящим чудовищем. Во-первых, отказ от своих детей есть поступок дикий и аморальный для человека, во-вторых, покладистость мужчины, о которой написано выше, также является отклонением от общепризнанных норм. Сложив все это и добавив его внешний вид, мы получаем полноценное чудовище.

В рассказе «Красавица» в героях подчеркнуты черты общества, к которому они принадлежат, обозначена острота и актуальность проблем, показана трагедия в движении от общего к частному. Может ли злой, жестокий, безнравственный человек быть по-настоящему красивым? Имеется в виду не глянцевая красота, а истинная, высокая духовность человека. Способен ли этот человек сделать из другого нечто более совершенное, воспитать в нем моральные качества? Конечно, нет. Героиня в рассказе является сильным, но уродливым персонажем, который заражает своим уродством окружающих, подавляя их волю. Вспоминаются слова Достоевского, который сказал: «красота спасет мир, добра бы только была».

Помимо положительного и отрицательного сюжета в русских произведениях мы можем увидеть нулевой сюжет. Мы имеем все тех же персонажей в образах красавицы и чудовища и их взаимодействие между собой. Но, несмотря на их отношения, изменения в героях либо не происходят вовсе, либо поведение, образ жизни и привычки возвращаются к персонажам после их взаимодействия. То есть имеет место быть временный эффект влияния героев друг на друга.

Глава 3

По такой сюжетной линии повел своих персонажей Гончаров в романе «Обломов».

Тема любви в романе Гончарова «Обломов» достаточно полно исследована в отечественной науке. Незведский видит тему любви в романе неким центром «Любовной коллизией определена и форма гончаровского романа. Она выполняет в нем роль структурного центра, объединяющего и освещающего все иные компоненты» [12, c.45]. «Илья Ильич Обломов – «коренной народный наш тип», символизирующий лень, бездействие и застой всей крепостнической системы отношений» - писал о герое Н.А. Добролюбов.[4] Гончаров подчеркивает пустоту «блаженных» дней Обломова – «радовался пустякам и от пустяков же страдал». Автор с иронией описывает отношения Обломова с противоположным полом: «В эти блаженные дни на долю Ильи Ильича тоже выпало немало ярких, бархатных, даже страстных взглядов из толпы красавиц, пропасть многообещающих улыбок, два-три непривилегированные поцелуя и еще больше дружеских рукопожатий, с болью до слез. Впрочем, он никогда не отдавался в плен красавицам, никогда не был их рабом, даже очень прилежным поклонником, уже и потому, что к сближению с женщинами ведут большие хлопоты. Обломов больше ограничивался поклонением издали, на почтительно расстоянии. Редко судьба сталкивала его с женщиной в обществе до такой степени, чтоб он мог вспыхнуть на несколько дней и почесть себя влюбленным. От этого его любовные интриги и не разыгрывались в романы: они останавливались в самом начале и своею невинностью, простотой и чистотой не уступали повестям любви какой-нибудь пансионерки в возрасте» [О, с.48]. Можно заметить, что слова «невинность», «простота» и «чистота» употребляются с иронией. Показательно сравнение с пансионеркой в возрасте. [11]

«Ясно, что Обломов не тупая, апатичная натура, но гнусная привычка получать удовлетворение своих желаний не от собственных усилий, а от других развила в нем апатическую неподвижность и повергла его в жалкое состояние нравственного раба. Обломов, по сути своей - чистая душа, он не находит удовольствие в выходе в свет, так как не разделяет интересов с друзьями и посетителями и смеется над ними. Его пугает окружающая действительность, эта «вечная игра дрянных страстишек, особенно жадности, перебивания друг у друга дороги, сплетни, пересуды…». [4]

Обломов не находит в этом смысла своей жизни и предпочитает теплый халат и мягкие широкие тапочки светским страстям и пересудам. Он зарылся от мира в пещеру одеял и не желает от туда выползать и вести какую-либо деятельность.

Эффект крепостного права и общественные порядки превратили Обломова в недеятельноспособного человека. Он как безобидный слизняк зарывается в халат-раковину и ему там комфортно, он не желает работать не только на благо России, но даже и на благо себя.

Гончаров показывает через предметы, окружающие Обломова, их хозяина. Все находится в запустении: комки пыли на мебели, паутина в углах комнаты, грязные зеркала и полный беспорядок. То же происходит и с Обломовым: с годами выросло пузо, начали выпадать волосы, тело Ильи Ильича было уже совершенно запущенное и постаревшее.[6] И кого же мы видим перед собой, если не чудовище, которому срочно требуется помощь?

В роли вспомогательного персонажа в этом сюжете выступает Андрей Штольц – антипод Обломова. Штольц пытается пробудить героя к деятельной жизни, что дается ему не так просто, в душе Обломова наступает период смятений, он внутренне мучается, понимая, что больше его жизнь не может так продолжаться, чувствуя близость перемен, он повторяет себе «Теперь или никогда!» Штольц знакомит героя с Ольгой Ильинской, которая выполняет задачу – поднять с кровати лежебоку Обломова и вытащить его в большой свет.

Теперь начинается сама кульминация сюжета. Гончаров показал, как с первых минут сближения Ольги и Обломова, бесподобная, бойкая, насмешливая девушка видит все смешные особенности героя, не обманываясь нисколько, играет ими и обманывается только в своих расчетах на твердые основы характера Обломова. Все это поразительно верно и вместе с тем смело, потому, что до сих пор никто еще из поэтов не останавливался на великом значении нежно-комической стороны в любовных делах, между тем как эта сторона всегда существовала, вечно существует и высказывает себя в большей части наших сердечных привязанностей.[7]

Ольга поняла Обломова ближе, чем понял его Штольц, ближе, чем все лица ему преданные. Она разглядела в нем нежность врожденную, и чистоту нрава, и русскую незлобивость, и рыцарскую способность к преданности, и решительную неспособность на какое-нибудь нечистое дело, и наконец, разглядела в нем человека оригинального, забавного, но чистого и нисколько не презренного в своей оригинальности. Она открыла в нем принца, но не сохранила его.

Взаимоотношения Ольги и Обломова имеют довольно сложную структуру. Если Обломов любит Ольгу искренне и простодушно, где-то по-детски, то в действиях Ольги ощущается холодный и последовательный план действий, она увлечена своей миссией и больше влюблена в идею, чем в Обломова.[5] Но кроме идеи, Ольгу привлекает отношение Обломова к ней, она восхищается тем, как он ее любит, как он боготворит ею. Она замечает в каждом его действии и слове неисчерпаемую любовь, Ольга понимает, что это все не свойственно натуре Обломова, он и сам понимает это и часто ощущает себя глупо. Первые встречи Ольги и Обломова шли ему на пользу, он действительно перестал прятаться в своем панцире и начал вести относительно активную жизнь. Ольга старалась всеми силами помочь Илье Ильичу встать с дивана и начать развиваться, часто звала его на прогулку, в театры и на светские встречи. А окрыленный любовью Обломов был не в силах отказать своим чувствам и делал буквально все, что скажет его возлюбленная.

После всплеска чувств в совместных отношениях Обломова и Ольги начинается скучная проза, оба героя переживают сложную внутреннюю жизнь, но уже независимо друг от друга. Задания, которые дает Ольга герою даются все тяжелее и тяжелее, теперь он не с таким энтузиазмом читает книги, одолженные ею, у него начинает гаснуть желание выбираться в свет и даже ездить до Ольги, теперь он находит это расстояние слишком большим и ищет множество причин не навещать ее. Обломов начинает понимать химеричность их романа и чувствует, что дело идет к неминуемому разрыву, но пытается как можно больше его отсрочить, все-таки в нем еще теплился тот огонек, который зажгла в нем Ольга. Ей почти удалось выполнить свою задачу и превратить это чудовище в принца, но Обломовщина победила в этой истории. Ольга начинает понимать, что она не в силах вытянуть Обломова из его привычной повседневности, что ее миссия провалена и решается порвать с ним.

В сцене последнего свидания Ольга решительно заявляет Илье Ильичу, что она любила в нем то, на что указал ей Штольц, и упрекает Обломова в его кротости и нежности, у героя в ответ на это подкашиваются ноги: «Он в ответ улыбнулся как-то жалко, болезненно-стыдливо, как нищий, которого упрекнули его наготой. Он сидел с этой улыбкой бессилия, ослабевший от волнения и обиды; потухший взгляд его ясно говорил: «Да, я скуден, жалок, нищ…бейте, бейте меня!..» [О., с 303]. Разрыв с Ольгой был весьма тяжелой потерей для Обломова, несмотря на то, что встречи с ней давались ему с каждым разом все тяжелее и тяжелее. Ольга - самое яркое, что было в жизни у героя. Эта женщина – то, что заставило подняться неподъемное, то, что попыталось вернуть к жизни, давно умершее, она почти сделала невозможное.

Но мы понимаем, что союз Обломова и Ольги невозможен, «что мог он ей дать?»- задается вопросом М.М. Дунаев, - «что может дать умирающий, больной, требующий лишь самоотверженного ухода за собой и не обещающий никаких душевных наслаждений? Он может дать возможность проявления подлинной любви – и что можно дать более душе человеческой? Ей этого мало? Она же хотела получать, но оказалось, что нужно тратить: душевную заботу, тепло, внутренние усилия. И она немедленно отступилась» [13, с. 121-122]. И пробуждение Обломова не могло состояться, так как «основано было на человеческом своеволии и рациональности- с одной стороны, и на «дыхании страстей» - с другой» [13, c. 128-129].

Но, несмотря на скорое отступление Ольги, она все же показала нам другую сторону Обломова. Насколько в начале повествования Илья Ильич, валяющийся на диване между Алексеевым и Тарантьевым, кажется нам заплесневелым и почти гадким, настолько тот же Илья Ильич, в конце романа, сам разрушающий любовь избранной им женщины и плачущий над обломками своего счастья, глубок, трогателен и симпатичен нам в своем комизме.

Без Ольги Ильинской и без ее драмы с Обломовым не узнали бы мы Илью Ильича так, как мы теперь его знаем, без Ольгиного взгляда на героя мы до сих пор не глядели бы на него надлежащим образом. В сближении этих двух основных лиц произведения все в высшей степени естественно, каждая подробность удовлетворяет все взыскательнейшим требованиям искусства – и между тем, сколько психологической глубины и мудрости через него развивается перед нами. Как живит и наполняет все наши представления об Обломове эта юная, горделиво-смелая девушка, как мы сочувствуем стремлению всего ее существа к этому незлобивому чудаку, отделившемуся от окружающего его мира, как верим в ее надежды, зная их несбыточность.

Заключение:

Писатели второй половины 19 - начала 20 века показали нам новые стороны старого сюжета, открыли новые грани, освежили его. Бунин, в свойственном для него стиле, интерпретировал сюжет до неузнаваемости, но сумел сохранить образы, с помощью которых мы вспоминаем этот заядлый сюжет. Бунин стремился показать другую сторону любви, о которой некоторые писатели были склонны умолчать. Так же, как и в оригинальном сюжете, под влиянием красавицы меняется окружающий мир и система образов, но отличительным является характер изменения среды и героев. То есть, в отличие от сказки мадам де Вильнев, роковая красавица Бунина привносит лишь мрачные и, порой, жестокие оттенки рассказу. Благодаря Бунину сюжет открывается нам с другой стороны, теперь это уже не типичная сказка о чудодейственной силе любви, а психологический рассказ, ситуация которого, без сомнения, могла произойти в типичном городе с обыкновенными людьми. Автор превращает сказку в совершенно реальный жизненный случай, давая отсылки на старый сказочный сюжет.

Так же действует и Гончаров. В романе «Обломов» он без приукрас показывает нам реалии жизни, в которых нет чуда, волшебного случая и судьбы, являющейся ключевым моментом во всех сказках. В его романе есть только человек, являющийся высшим существом. Человек, который сам волен выбирать по какому пути пойти и только от его решения зависит его дальнейшая судьба. Пролежать на диване, зарывшись в собственный халат или начать действовать, начать открывать что-то новое для себя, идти по пути саморазвития – решать человеку. Но, в отличие от Бунинской красотки, Ольга является некоторым эталоном настоящей красоты, она более приближена к той самой красавице из сказки де Вильнев. Она была способна изменить главного героя и мир вокруг него в лучшую сторону, но теперь мы снова возвращаемся к вышесказанному, трагизм романа состоит в том, что сам герой не был готов к этим переменам и предпочел довольствоваться своими прежними размышлениями о несовершенных действиях и мечтами о лучшей жизни.

Таким образом, сюжет о «Красавице и Чудовище» в произведениях Гончарова и Бунина трансформируется из сказки с мифическими персонажами и фантастическими образами в психологические рассказы с реальными героями, попадающими в типичные жизненные ситуации.

Критерии

Барбот де Вильнев

Бунин

Гончаров

Система образов «Красавица-чудовище»

Сохранена

Сохранена

Сохранена

Восприятие образов героев

Буквально

В переносном смысле

В переносном смысле

Значение любви

Исцеляющее

Трагическое

Исцеляюще-нейтральное

Влияние красавицы

Положительное

Отрицательное

Положительное (кратковременное)

Изменение главного героя

Главный герой подвергается изменениям

Главный герой подвергается изменениям

Изменения главного героя имеют кратковременный характер

Персонажи-помощники

нет

есть

есть

Библиографический список:

Смысл названия и проблематика одного из произведений И.А. Бунина. [1]

Ворожеева З.А. «Интерпретация текста новеллы И.А. Бунина « Красавица». [2]

Дружинин А.В. «Обломов». Роман И. А. Гончарова // Дружинин А. В. Прекрасное и вечное. – М., 1988 [3]

Добролюбов Н.А. Что такое обломовщина?// Добролюбов Н. А. Собр. Соч. В 9 т. – М.; Л., 1962.[4]

Анненский И. Ф. Гончаров и его Обломов // Анненский И. Ф. Книги отражений. – М., 1979, - (Серия «Литературные памятники»). [5]

Мережковский Д. С. Гончаров // Мережковский Д. С. Акрополь: Избранные литературно-критические статьи. – М., 1991.[6]

Краснощекова Е. А. Роман И. А. Гончарова «Обломов». – М., 1966.[7]

Лющиц Ю. М. Гончаров. – М., 1977. – (Серия «Жизнь замечательных людей»). [8]

Туркулец Иван Алексеевич, «О философских аспектах фразеологизмов в русских сказках» http://cyberleninka.ru/. [9]

Герасименко Ирина Евгеньевна «Коннотация как идея семантического созначения», http://cyberleninka.ru/. [10]

Комар Наталья Геннадьевна, «Проблема семьи в романе И. А. Гончарова “Обломов” в контексте традиции древнерусской литературы (Обломов и Ольга»,http://cyberleninka.ru/. [11]

Недзвецкий В.А. И.А. Гончаров – романист и художник. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. – 175с. [12]

Дунаев М.М. Обломовщина духовная, душевная и телесная //И.А.Гончаров: Материалы международной конференции, посвященные 185-летию со дня рождения И.А.Гончарова. – Ульяновск: Печ. двор, 1998. – С. 113-124. [13]