III Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА ГЛАЗАМИ ПРОТИВНИКА
Соловьева Д.А.
Автор работы награжден дипломом победителя второй степени
Диплом школьника      Диплом руководителя
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Введение

Семьдесят пять лет назад, 17 июля 1942 года, под Сталинградом началась битва, окончание которой предрешило исход Второй мировой войны.

Именно в Сталинграде немцы впервые почувствовали себя жертвами.

Актуальность работы: Сталинградская битва и причины поражения Германии под Сталинградом рассматриваются с точки зрения немецких солдат и офицеров.

Объектом нашего исследования является Сталинградская битва.

Предмет исследования – взгляды немецких солдат и офицеров на Сталинградскую битву.

Цель нашей работы – изучение взглядов противника на Сталинградское сражение.

Для достижения поставленной цели нам необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить воспоминания немецких солдат и офицеров, воевавших под Сталинградом;

2. Рассмотреть как видели немецкие солдаты и офицеры подготовленность немецких и советских войск к сражению и ход боев за Сталинград;

3. Рассмотреть причины поражения Германии под Сталинградом с точки зрения немецких офицеров и солдат.

Для работы нами были использованы такие исторические источники как воспоминания и письма немецких солдат, сражавшихся в Сталинграде, воспоминания немецких офицеров, протоколы допросов командующего 6-й армией Фридриха Паулюса. В нашей работе мы использовали работу А.М. Самсонова «Сталинградская битва»[9]. В своей книге автор проделал большую работу по изучению взглядов на историю Сталинградской битвы в зарубежной историографии последнего времени. Также нами использовалась книга западногерманского учёного Г.А. Якобсена и английского учёного А. Тейлора на события Второй мировой войны – «Вторая мировая война: два взгляда» [11]. В работе У. Ширера «Взлет и падение Третьего рейха» [13] собрано множество материалов, мемуаров и дневников дипломатов, политиков, генералов, лиц из окружения Гитлера, а также личных воспоминаний.

Хронологические рамки нашего исследования охватывают вторую половину 1942г. – начало 1943 г.

Работа состоит из двух частей. В первой части рассматривается подготовленность немецких и русских войск к сражению. Во второй части рассматриваются причины поражения германских войск под Сталинградом.

1. Подготовка и ход сталинградской битвы глазами немецких солдат и офицеров

П

Немецкие солдаты празднуют преждевременную победу

о замыслу гитлеровского военно-политического руководства, немецко-фашистские войска в летней кампании 1942 года должны были достичь военных и политических целей, поставленных планом "Барбаросса", которые в 1941 году не были достигнуты в связи с поражением под Москвой. Главный удар предполагалось нанести на южном крыле советско-германского фронта с целью захвата города Сталинграда, выхода в нефтеносные районы Кавказа и плодородные регионы Дона, Кубани и Нижней Волги, нарушить коммуникации, связывающие Центр страны с Кавказом, и создать условия для завершения войны в свою пользу. Генерал-полковник К. Цейтлер вспоминал: «Если бы немецкая армия смогла форсировать Волгу в районе Сталинграда и таким образом перерезать основную русскую коммуникационную линию, идущую с севера на юг, и если бы кавказская нефть пошла на удовлетворение военных потребностей Германии, то обстановка на Востоке была бы кардинальным образом изменена и наши надежды на благоприятный исход войны намного возросли бы»[14].

 

Д

Немецкие пехотинцы средиразрушенногоСталинграда

ля наступления на Сталинградском направлении из состава группы армий "Б" выделялась 6-я полевая армия (генерал танковых войск Ф. Паулюс). По мнению Цейтлера, у Германии на тот момент было недостаточно собственных сил для проведения наступления на Восточном фронте. Но генералом Йодлем было предложено «потребовать свежие дивизии от союзников Германии» [14]. Это было первой ошибкой Гитлера, поскольку войска немецких союзников не отвечали т

Разрушенный Сталинград

ребованиям войны на этом театре военных действий. Цейтлер называет войска немецких союзников (венгров и румын) ненадежными. Гитлер, конечно, знал об этом, но игнорировал трудности, стоявшие перед войсками. Он продолжал настаивать, чтобы обе наступающие группы армий продолжали продвижение вперед, несмотря на истощение их сил. Он был полон решимости захватить Сталинград, кавказские месторождения нефти и сам Кавказ.

 

Офицеры, находящиеся непосредственно на Сталинградском фронте, также не были уверены в готовности немецких войск к наступлению. Так адъютант Ф. Паулюса В. Адам в разговоре с начальником оперативного отдела заметил, что «один из дивизионных адъютантов, который сам был на передовой… отметил, что противник превосходно замаскировал свои позиции. Особенно трудно установить местонахождение пулеметных гнезд, размещенных непосредственно у берега» [1]. Таким образом, можно отметить, что не все германские генералы соглашались с планом Гитлера.

К

Разрушенный Сталинград

онечно, нельзя утверждать, что к стратегии фюрера было только недоверие. Среди немецких офицеров было достаточно и таких людей, которые считали, что численный перевес немецкой армии и превосходство в военной технике позволят Германии одержать победу на данном направлении. «Я не могу себе представить, — сказал начальник оперативного отдела Брейтгаупт, — чтобы переправа потребовала больших жертв. Позиции противника с нашей стороны хорошо просматриваются, наша артиллерия пристрелялась, пехотинцы и саперы проинструктированы» [1].

 

Командующий шестой армией Ф. Паулюс считал, что победа под Сталинградом покончит с Красной Армией.

Что касается немецких солдат, то многих удивляло упорство русских. Так солдат Эрих Отт писал в своем письме в августе 1942г.: «Мы достигли желанной цели – Волга. Но город еще в руках русских. Почему русские уперлись на этом берегу, неужели они думают воевать на самой кромке? Это безумие» [7]. Солдаты немецкой армии были осведомлены о численном составе Красной Армии и о ее вооружении. Немцы осознавали свое превосходство и не понимали упорства русских солдат. Так подполковник Брейтгаупт на вопрос о настроении в войсках ответил: «Мы довольны солдатами» [1]. Сами же солдаты на вопрос В. Адама о том, как обстоят дела в полку отвечали: «Наш полк… еще никогда ни перед чем не отступал. С последним пополнением к нам снова прибыло много старых солдат. Они, правда, бузят, но, когда надо, свое дело делают. Многие из них были не раз ранены, это лихие фронтовики, на них наш полковник может надеяться» [1]. То есть многие солдаты, ожидая сражения, были уверены в победе германской армии, в их словах слышится оптимизм. Немецкие солдаты считали, что советским солдатам нет смысла сражаться за город.

Н

Немцы в районе сталинградского тракторного завода

о в то же время не все солдаты разделяли оптимизм своих товарищей. Многим надоела жизнь в полевых условиях и они надеялись на длительный отдых в Сталинграде. Некоторые же и вовсе считали, что им хотелось бы вернуться во Францию, где, по мнению солдат, было гораздо лучше.

 

Таким образом можно отметить, что еще до начала наступления на Сталинград среди немцев не было единодушия. Одни считали, что армия Германии достаточно подготовлена к сражению, другие – что еще не достаточно сил для атаки. Причем сторонники и противники наступления находились как среди командующего состава, так и среди простых солдат.

Приказ о наступлении на Сталинград Паулюс отдал 19 августа 1942 года. Город превратился в сущий ад. Ежедневными массированными бомбежками немцы стремились довести Сталинград до такого состояния, когда его штурм был бы уже делом совсем несложным. Но красноармейцы оказали отчаянное сопротивление, проявляя при этом невиданный немцами доселе боевой дух. Василий Чуйков, обобщая свое мнение о противнике, с которым он встретился в Сталинграде, говорил: «Немцы были умны, они были обучены, их было много!» [3, c.39]. Героическая борьба Красной Армии не позволила взять город с ходу.

В начале битвы за немцами были все военные преимущества(превосходство в технике, опытные офицеры, прошедшие через всю Европу), но «…существует некая сила более значимая, чем материальные условия» [3, c.39].

Уже в августе 1943 г. Паулюс отмечал, что «ожидания взять Сталинград внезапным ударом потерпели тем самым окончательный крах. Самоотверженное сопротивление русских в боях за высоты западнее Дона настолько задержало продвижение 6-й армии, что за это время оказалось возможным планомерно организовать оборону Сталинграда» [6, c.74]..

По мере того как битва за Сталинград затягивалась, менялся и характер писем немецких солдат. Так в ноябре 1942 г. Эрих Отт писал: «Мы надеялись, что до Рождества вернемся в Германию, что Сталинград в наших руках. Какое великое заблуждение!» [8].

Таким образом, немецкому командованию становится понятно, что германцам не хватает сил и нужно предпринять конкретные меры для улучшения положения солдат на фронте.

К

Дом Павлова.

подобным выводам пришел, в частности, генерал Цейтлер. Эти выводы он сообщил Гитлеру во время своего доклада об обстановке на Восточном фронте. Цейтлер отметил, что приток людского состава, боевой техники, оружия и боеприпасов на Восточный фронт явно недостаточен и не может возместить потери немецких войск. К тому же в 1942 г. боеспособность русских войск стала гораздо выше, а боевая подготовка их командиров лучше, чем в 1941 г. [14]. Выслушав все эти доводы, Гитлер ответил, что немецкие солдаты превосходят по своему качеству солдат противника и оружие у них лучше. К тому же в октябре 1942 г. Гитлер обратился к немецкому народу с речью о Сталинграде. В этой речи он сказал такую фразу: «Немецкий солдат остается там, куда ступит его нога". И далее: "Вы можете быть спокойны - никто не заставит нас уйти из Сталинграда" [14]. Поэтому можно считать, что удержать Сталинград, носящий имя Сталина, стало для Гитлера вопросом личного престижа.

 

В ходе летне-осенней кампании 1942 года войска вермахта потеряли убитыми, ранеными и пленными около двухсот тысяч человек. Огромны были потери и в технике, особенно в танках и самолетах. Немецкие солдаты начали жаловаться на «бандитские методы», применяемые войсками Красной армии.

Германское командование, бросив в летнее наступление на южном крыле фронта крупные силы, не смогло до конца решить ни одной из поставленных задач. Израсходовав почти все свои резервы, оно вынуждено было отказаться от продолжения наступления и в октябре отдало приказ о переходе к обороне. Наступательные задачи ставились лишь войскам, действовавшим в Сталинграде.

Тем временем Красная Армия начинает готовится к контрнаступлению. Об этом докладывала и разведка немцев и показания пленных русских. Так Паулюс отмечал в воспоминаниях: «…примерно с середины октября, судя по результатам наблюдений на земле и с воздуха, русские готовились к наступлению… Было очевидно, что ведется подготовка к окружению 6-й армии» [6, c.76].

19 ноября 1942 г. началось контрнаступление Красной Армии.

Русские наступали крупными силами с севера и с юга с целью отрезать Сталинград и вынудить немецкую 6-ю армию поспешно отступить на запад, дабы не оказаться в окружении. Позднее Цейтлер утверждал: как только он понял, что там назревает, он стал уговаривать Гитлера, чтобы он разрешил 6-й армии уйти из Сталинграда к излучине Дона, где можно было занять прочную оборону. Но даже предложение вызвало у Гитлера приступ раздражения. "Я не оставлю Волгу! Я не отойду от Волги!"- кричал фюрер. Фюрер приказал 6-й армии твердо стоять в Сталинграде.[13]

Уже 22 ноября поступило сообщение генерала Паулюса о том, что его войска находятся в окружении. Гитлер приказал организовать круговую оборону и обещал посылать снабжение по воздуху. В том, что снабжение 6-й армии возможно по воздуху был уверен и Геринг: «…я не сомневаюсь, что ВВС справятся со снабжением 6-й армии» [14].

Ц

Надпись на стене в Сталинграде

ейтлер и фельдмаршал Манштейн пытались убедить Гитлера, что необходимо дать разрешение 6-й армии на прорыв из окружения. Но Гитлер решил объявить Сталинград крепость, которую необходимо удержать.

 

А в котле тем временем разыгрывалась драма. Появились первые умершие от голода, а командование армией, несмотря на это, вынуждено было снизить ежедневный рацион до 350 граммов хлеба и 120 граммов мяса. К концу года истощенным немецким солдатам выдавали всего лишь по куску хлеба. «Сегодня я нашел кусок старого заплесневевшего хлеба. Это было настоящее лакомство. Мы едим только один раз, когда нам раздают пищу, а затем 24 часа голодаем...» [8].

В своих мемуарах, написанных после войны, Манштейн говорит, что 19 декабря в нарушение приказов Гитлера он дал указание 6-й армии начать прорыв из Сталинграда в юго-западном направлении, чтобы соединиться с 4-й танковой армией. Он приводит в мемуарах текст своей директивы. Однако в ней имеются определенные оговорки, и Паулюс, все еще выполнявший приказ Гитлера, который запрещал оставлять город, вероятно, был совершенно сбит этой директивой с толку. "Это был единственный шанс спасти 6-ю армию", - писал Манштейн [4].

Конечно, немецким командованием предпринимались попытки деблокирования 6-й армии. Но эти попытки потерпели неудачу.

Тем временем моральное состояние немцев в Сталинграде становилось все более подавленным. «...Каждый день мы задаем себе вопрос: где же наши спасители, когда наступит час избавления, когда же? Не погубит ли нас до того времени русский...» [7].

Окруженной 6-й армии не хватало ни продовольствия, ни боеприпасов, ни медикаментов. «Так как мы в окружении и нам не хватает боеприпасов, то мы вынуждены сидеть смирно. Выхода из котла нет и не будет» [7]. Ефрейтр М. Зура писал в своем дневнике, что у немецких солдат три врага, делающие жизнь тяжелой: русские, голод и холод.

В

Остов сбитого немецкого самолета

этих письмах нет эйфории, как в начале войны, и есть признание в наших рядовых и командирах более чем достойных воинов, которые одержали в битве на Волге победу.

 

По мнению Цейтлера, началом конца стало 8 января 1943 г., когда русские послали в «крепость» Сталинград парламентеров и официально потребовали ее сдачи.

Описав безнадежное положение окруженной 6-й армии, русское командование предлагало сложить оружие и в случае согласия на это гарантировал солдатам сохранение жизни и безопасность, а сразу же после окончания войны возвращение на родину - в Германию и другие страны. Документ заканчивался угрозой уничтожить армию, если она не капитулирует. Паулюс немедленно связался с Гитлером и попросил свободы действий. Гитлер дал резкий отказ.

Утром 10 января, русские приступили к последней фазе Сталинградского сражения, открыв артиллерийский огонь из пяти тысяч орудий. Сражение было ожесточенное и кровопролитное. Обе стороны дрались с невероятной храбростью и отчаянием на руинах полностью разрушенного города, но это длилось не долго. В течение шести дней размеры котла уменьшились. К 24 января окруженная группировка была разрезана на две части, а последний небольшой аэродром потерян. Самолеты, доставлявшие продовольствие и медикаменты для больных и раненых и эвакуировавшие 29 тысяч тяжелораненых, больше не приземлялись.

24 января Паулюс радировал: «Войска без боеприпасов и без продуктов. Более нет возможности эффективно управлять войсками... 18 тысяч раненых без какой-либо медицинской помощи, без бинтов, без лекарств. Катастрофа неизбежна. Армия просит разрешения немедленно сдаться, чтобы спасти оставшихся в живых»[13]. Гитлер дал категорический отказ. Вместо приказа об отступлении он провел серию присвоения внеочередных званий обреченным в Сталинграде офицерам. Паулюсу было присвоено звание маршала, также 117 других офицеров были повышены в звании.

Многие солдаты и офицеры вермахта, осознавая безнадежность положения, сдавались в плен еще до решения Паулюса о капитуляции. Те, которые ждали решения командующего 6-й армии, понесли большие потери. Лишь за две недели окруженный противник потерял свыше 100 тысяч человек.

Паулюс сдался советским войскам 31 января 1943 года. Как утверждает очевидец, командующий армией сидел на своей походной кровати в темном углу в состоянии, близком к коллапсу. Вместе с ним в плен попало около 113 тысяч солдат и офицеров 6-й армии - немцев и румын, в том числе 22 генерала. Солдаты и офицеры вермахта, мечтавшие побывать в Москве, прошли по ее улицам, но не как победители, а как военнопленные.

Особую досаду у Гитлера вызвала не потеря 6-й армии, а то, что Паулюс сдался русским живым.

3

Сводка Совинформбюро за 21 ноября 1942 года

февраля было опубликовало специальное коммюнике: "Сталинградское сражение завершилось. Верные своей клятве сражаться до последнего вздоха, войска 6-й армии под образцовым командованием фельдмаршала Паулюса были побеждены превосходящими силами противника и неблагоприятными для наших войск обстоятельствами" [13].

 

Таким образом, рассматривая планы немецкого командования и подготовленность немецких войск к наступлению, следует отметить, что и среди командующего состава и среди солдат находились люди, предупреждавшие о том, что у германцев недостаточно сил для наступления. Но Гитлер предпочел прислушаться к другой точке зрения, утверждавшей, что немецкие войска превосходят русские и умением и техникой, что проблем возникнуть не должно. Это, в итоге, определило исход Сталинградского сражения.

2. Причины поражения немцев под Сталинградом глазами немецких солдат и офицеров

Неудачи немецких войск зачастую объясняются такими причинами, как нехватка горючего и влияние неблагоприятной погоды. Так, например, причины провала снабжения окруженных под Сталинградом войск 6-й немецкой армии по воздуху объясняются тем, что «плохая погода способствовала уменьшению количества перебрасываемых грузов». Состояние погоды, конечно, оказало некоторое влияние на деятельность немецкой авиации, но решающей причиной провала попыток немецкого командования наладить снабжение 6-й армии по воздуху являлась умело организованная Советским командованием блокада окруженной группировки противника с воздуха.

М

Убитые немцы. Район Сталинграда, зима 1943 г.

ногие генералы пытались объяснить поражение 6-й армии ошибками Гитлера. Главное в их рассуждениях: в трагедии у берегов Волги был виновен Гитлер. Такое объяснение причин катастрофического поражения немецких войск под Сталинградом и в целом на советско-германском фронте давалось Гальдером, Гудерианом, Манштейном, Цейтлером, пытавшимися снять с себя вину за него.

 

В середине октября генерал Паулюс указывал в своих докладах на «на недостаточно обеспеченный вытянутый фронт (или фланг) у Дона» [6, C.74].

Уже после окружения 6-й армии Цейтлер предлагал Гитлеру в течении некоторого времени удерживать позиции в Сталинграде и лишь перед самым наступлением русских оставить город. Но Гитлер был верен своему решению не оставлять Сталинград. Было и другое предложение, которое состояло в замене ненадежных армий союзников, удерживавших опасный участок фронта, хорошо оснащенными немецкими дивизиями, поддержанными мощными резервами.

Но Гитлер не принял ни одного из этих предложений. Вместо этого он ограничился рядом мероприятий. На левом фланге был создан небольшой резерв. В него входил один танковый корпус в составе двух дивизий - одной немецкой и одной румынской. В промежутках между дивизиями наших союзников были расположены небольшие немецкие части. Посредством подобной "тактики усиления" командование надеялось укрепить дивизии наших союзников, воодушевить их и оказать им помощь в отражении наступления противника.

Генерал пехоты Цейтцлер писал в «Роковых решениях»: «В ноябре я говорил Гитлеру, что потерять под Сталинградом четверть миллиона солдат — значит подорвать основу всего Восточного фронта. Ход событий показал, что я был прав» [14].

Н

Немцы, плененные в Сталинграде

о все же неверно все неудачи германских войск сваливать на Гитлера: он далеко не всегда единолично принимал решения. Манштейн отмечал, что Гитлер часто не прислушивался к доводам своих генералов, «приводя экономические и политические аргументы и достигая своего, так как эти аргументы обычно не в состоянии был опровергнуть фронтовой командир». Вместе с тем «иногда Гитлер проявлял готовность выслушать соображения, даже если он не был с ними согласен, и мог затем по-деловому обсуждать их» [4].

 

Помимо вышесказанного, многие историки отмечают, что немцы все делали в соответствии с планом. «На рассвете появлялся их самолет-разведчик. После короткого перерыва в дело вступали бомбардировщики, потом подключалась артиллерия, а затем атаковала пехота и танки» [3, c.58], - вспоминал Анатолий Мережко. Так командующий 6-й немецкой армией генерал Паулюс был очень компетентен с профессиональной точки зрения. Его сильная сторона состояла в умении планировать широкомасштабные стратегические операции. Но в то же время, отмечает М. Джонс, он был педантичным и нерешительным. Он руководил битвой на расстоянии, тогда как русские командующие, например, В. Чуйков, стремились быть в гуще событий. Поэтому русское командование научилось предугадывать, какой ход Паулюс сделает следующим. Поэтому советская армия начинает применять штурмовые группы для боев в городе. Порядок ведения боя, к которому привыкли немцы, был нарушен, немцы были выбиты из колеи, не зная, чего ожидать дальше.

Из бюллетеня оценок немецким генеральным штабом обстановки на советско-германском фронте видно, что немецкое командование ни в октябре, ни в первой декаде ноября не ожидало крупного наступления советских войск под Сталинградом. Наоборот, оно предполагало, что главный удар Советской Армии осенью 1942 г. последует против группы армий «Центр», т. е. на смоленском направлении. Об этом же свидетельствует показание Йодля, который вынужден был признать, что в немецкой разведке были крупные провалы и наиболее серьезным из них был провал в ноябре 1942 г., когда она просмотрела сосредоточение крупной группировки советских войск под Сталинградом.

Необходимо отметить, что боевой дух немецких солдат в условиях окружения стал стремительно падать. Сказывалось все: и нехватка продовольствия и боеприпасов и угасание надежды на спасение: «Снова и снова воздушные налеты. Никто не знает, будет ли он жив через час…» [7]. Падает вера солдат в своего фюрера: «Мы совершенно покинуты без всякой помощи извне. Гитлер нас бросил в окружении»[8]. В этих условиях многие солдаты задумываются о бессмысленности войны, что также находит отражение в письмах немцев: «Ну и что я получил в итоге? А что другие получили, кто ничему не противился и не боялся ничего? Что мы все получили? Мы статисты воплощенного безумия. Что нам от этой геройской смерти?» [8]. И если в первый этап битвы за Сталинград в немецкой армии преобладали оптимистические настроения, а в советской наоборот – пессимистические, то с началом второго периода противники поменялись местами.

Но и простые солдаты и офицеры отмечали самоотверженность русских солдат – «… русскому мороз нипочем». Генерал Г. Дерр описывал бои: «… Километр как мера длинны был заменен метром… За каждый дом, цех, водонапорную башню, железнодорожную насыпь, стену, подвал и, наконец, за каждую кучу развалин велась ожесточенная борьба» [2]. Полковник Герберт Селле вспоминал: «Сталинград стал живым адом для каждого, кто там побывал. Развалины стали крепостью, разрушенные заводы скрывали в своих недрах бьющих без промаха снайперов, позади каждого станка и каждой конструкции притаилась нежданная смерть…Буквально за каждый шаг по земле приходилось бороться с защитниками города» [3, c.27-28]. Таким образом, героизм советских солдат также внес немало в победу Красной армии под Сталинградом.

Таким образом, можно сказать, что причины поражения Германии под Сталинградом необходимо рассматривать в комплексе, беря во внимание и положение советской армии.

Заключение

Изучив взгляды противника на Сталинградскую битву, мы можем прийти к следующим выводам.

Во-первых, к началу Сталинградского сражения соотношение сил русских и немецких войск, по мнению немецких офицеров, складывалось не в пользу германской армии. Об этом свидетельствую воспоминания офицеров, непосредственно участвовавших в подготовке к сражению.

В свою очередь среди немецких солдат также находились и те, кто разделял взгляды высшего руководства Германии, и те, кто опасался последствий наступления. Об этом свидетельствуют воспоминания и письма, отправленные из Сталинграда.

Во-вторых, практически сразу после начала сражения за Сталинград меняется отношение немецких солдат к Красной Армии и самому Сталинграду и немецкому командованию. Начинает звучать недоумение – а стоит ли взятие Сталинграда таких жертв? Изменение настроений солдат можно проследить по их письмам. К концу Сталинградской битвы среди солдат преобладают пораженческие настроения и непонимание действий руководства. Некоторые и вовсе дезертируют или сдаются русским.

Что касается офицеров, руководящих наступлением, а затем и обороной «крепости» Сталинград, то они по-прежнему пытаются убедить высшее руководство отвести 6-ю армию на запад с целью ее сохранения.

В-третьих, причины поражения немецкой армии под Сталинградом немецкое офицерство рассматривает, как правило, с одной стороны – просчеты верховного командования, неспособность организовать снабжение окруженных солдат. Но и офицерство и солдаты указывают на то, что одной из причин поражения была отвага и готовность идти на жертвы русских солдат.

В итоге, причины поражения немцев под Сталинградом, с точки зрения немецких солдат и офицеров, можно разделить на субъективные – ошибки командования, падение морального духа немецкой армии, перебои и отсутствие снабжения, а также объективные – прежде всего это погода, которая осложняла доставку продовольствия в осажденный Сталинград, и самоотверженность русских солдат.

Таким образом, при анализе взглядов немецких солдат и офицеров на Сталинградское сражения, перед нами встает достаточно интересная картина, которая дополняет события, описанные в Отечественной литературе.

Список литературы

1. Адам, В. Катастрофа на Волге. Воспоминания адъютанта Паулюса Военная литература [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://militera.lib.ru/memo/german/adam/index.html. – Загл. с экрана.

2. Дерр, Г. Поход на Сталинград Военная литература[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://militera.lib.ru/h/doerr_h/index.html. – Загл. с экрана.

3. Джонс, М. Сталинград. Как состоялся триумф Красной армии [Текст] М. Джонс; пер. с англ. М.П. Свириденкова. – М. : Яуза, Эксмо, 2007. – 384 с.

4. Манштейн, Э. Утерянные победы Военная литература [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://militera.lib.ru/memo/german/manstein/index.html. – Загл. с экрана.

5. Павлов, В.В. Сталинград. Мифы и реальность [Текст] В.В. Павлов. - Нева: Олма-Пресс, 2003. – 320 с.

6. Паулюс, Ф. Окончательный крах [Текст] Сталинград. К 60-летию сражения на Волге; пер. Н. С. Португалов - Сб. : Воениздат, 2002. - 203 с.

7. Письма немецких солдат и офицеров, окруженных под Сталинградом Российская газета [Электронный ресурс]. - Федеральный выпуск №5473 (97). Режим доступа: http://www.rg.ru/2011/05/06/pisma.html. - Загл. с экрана.

8. Последние письма немцев из Сталинграда Война и мир [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/32316/. - Загл. с экрана.

9. Самсонов, А.М. Сталинградская битва А.М. Самсонов Военная литература [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://militera.lib.ru/h/samsonov1/index.html.- Загл. с экрана.

10. Сталинград: цена победы. - М.-СПб., 2005. – 336 с.

11. Тейлор, А. Вторая мировая война А. Тейлор Военная литература [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://militera.lib.ru/h/taylor/index.html.- Загл. с экрана.

12. Цейтлер, К. Сталинградская битва Вестфаль З., Крейпе В., Блюментрит Г. и др. Роковые решения Библиотека Максима Мошкова [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://lib.ru/MEMUARY/GERM/fatal_ds. - Загл. с экрана.

13. Ширер, У. Взлет и паденрие Третьего рейха. Т. 2. У. Ширер Библиотека Максима Мошкова [Электронный ресурс]. - Режим доступа: lib.ru/MEMUARY/GERM/shirer2.txt_Contents.- Загл. с экрана.