II Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

ПРИМЕНЕНИЕ ЛИГНИНОВ В КАЧЕСТВЕ ЭНТЕРОСОРБЕНТОВ В МЕДИЦИНСКОЙ ПРАКТИКЕ
Каренин Н.Е.
Автор работы награжден дипломом победителя второй степени
Диплом школьника      Диплом руководителя
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


 ВВЕДЕНИЕ

В современном мире энтеросорбция стала одной из самых актуальных проблем в медицине. Если не так давно самым часто встречающимся и использующимся в медицинской практике энтеросорбентом был активированный уголь, то сейчас наука, используя новые открытия, смогла создать большой круг препаратов для выведения из организма токсинов и вредных веществ.

Энтеросорбенты — широко используемый в России класс препаратов с сорбционно-детоксикационными свойствами. Натуральный состав, широкий ассортимент наименований, представленных на фармацевтическом рынке страны, невысокие цены, сделали их популярными как среди врачей разных специальностей, так и среди пациентов [1-30].

Термин «энтеросорбент» произошел от слова «sorbens» (поглощающий). Энтеросорбенты способны связывать в желудочно-кишечном тракте (ЖКТ) экзогенные и эндогенные соединения, а также надмолекулярные структуры и клетки [23]. История применения энтеросорбентов началась в глубокой древности: врачеватели Древнего Египта, Индии, Греции использовали древесный уголь, глину для лечения отравлений, дизентерии, желтухи и других заболеваний. Целительные свойства энтеральных адсорбентов отмечали Гиппократ и Авиценна [24].

В период Второй мировой войны адсорбенты на основе лигнина широко применяли для лечения диареи у германских военнослужащих. С открытием антибиотиков интерес к сорбентам существенно снизился. Однако, появление препаратов с высокой сорбционной емкостью, способствующих удалению из организма метаболитов и токсинов, а также успешный опыт использования подобных лекарственных средств для выведения радионуклидов у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, стали причиной новой волны интереса к энтеросорбции [14-16].

Лечебное действие энтеросорбентов рассматривается с позиции прямого и опосредованного эффектов. Прямое действие — способность связывать яды и ксенобиотики непосредственно из просвета органов пищеварения. Процесс начинается в желудке и продолжается в тонкой кишке, где сорбируются элементы пищи, компоненты секрета слизистой оболочки, пищеварительные ферменты, регуляторные пептиды, микробные клетки и токсины. Опосредованное действие - подавление или ослабление токсико-аллергических реакций, воспалительных процессов, уменьшение нагрузки на органы детоксикации и экскреции, устранение метеоризма и улучшение трофики стенки кишечника [28-30].

Во многих литературных источниках сформулированы современные требования к энтеросорбентам, которые необходимо учитывать врачу при назначении препарата [12-23]:

• отсутствие токсических свойств;

• безопасность (нетравматичность) для слизистых оболочек;

• хорошая эвакуация из кишечника;

• хорошие функциональные (сорбционные) свойства;

• поддержание кишечной микрофлоры;

• доступная лекарственная форма.

Наблюдается тенденция использования в качестве энтеросорбентов гетерогенных по составу биополимеров [3-5]. Наличие гидроксильных, фенольных и карбоксильных групп в биополимерах обусловливает межмолекулярное взаимодействие за счёт водородных связей с функциональными группами различных по природе токсинов [6]. Для биополимеров характерны высокая водоудерживающая способность, ионообменные и другие специфические свойства. Биополимеры способны взаимодействовать с белками, ферментами, гормонами, продуктами распада углеводов, пептидами и аминокислотами, жирными и другими кислотами при биотрансформации компонентов пищи и кормов в желудочно-кишечном тракте человека и животного. Характер этих взаимодействий зависит от состава биополимеров, надмолекулярной структуры и кристалличности [1]. В этой связи представляется весьма перспективным в качестве энтеросорбента для микотоксинов применение целлюлозы и лигнина.

Лигнин (от лат. «lignum» – дерево, древесина) – сложное полимерное соединение, содержащееся в клетках сосудистых растений. Относится к инкрустирующим веществам оболочки растительной клетки. Лигнин – аморфное вещество жёлто-коричневого цвета; нерастворим в воде и органических растворителях; окрашивается основными красителями и даёт цветные реакции, характерные для фенолов. Биосинтез лигнина полностью не исследован. Его предшественником, как и ряда других ароматических соединений в растениях, является шикимовая кислота. Образование лигнина осуществляется через следующие основные стадии: шикимовая кислота - фенилаланин - коричная кислота - феруловая кислота - конифериловый спирт - лигнин.

Среди выделенных лигнинов различают препараты нерастворимых и растворимых лигнинов. Нерастворимые лигнины сохраняют сетчатую структуру. Растворимые лигнины, представляющие собой фрагменты сетки, имеют разветвленную структуру с высокой степенью разветвленности и неоднородных по молекулярной массе.

Лигнин – это органический гетероцепной кислородосодержащий полимер, но в отличие от полисахаридов, относящихся к полиацеталям, у лигнина отсутствует единый тип связи между мономерными звеньями. В структурных единицах лигнина содержаться различные полярные группы и в том числе способные к ионизации фенольные гидроксилы и в небольшом числе карбоксильные группы, вследствие чего лигнин является полярным полимером, проявляющим свойства полиэлектролита [14].

Лигнин – аморфный полимер, как природный, так и выделенный. Из-за высокой степени разветвленности макромолекулы выделенных растворимых лигнинов имеют глобулярную форму, и такие препараты представляют собой порошки. В лигнине, благодаря наличию большого числа гидроксильных и других полярных групп, значительно развиты водородные связи (внутри- и межмолекулярные) [15].

Лигнин в промышленности получают как отход при производстве целлюлозы (сульфатный лигнин, лигносульфоновые кислоты) и гидролизе растительных материалов (гидролизный лигнин) [16-18]. Одно из направлений применения гидролизного лигнина – это сорбенты медицинско-го назначения. В 1923 году в Германии впервые были разработаны сорбенты на основе лигнина. В нашей стране аналогичная разработка появилась в 70-х годах. Препараты на основе лигнина успешно использовались в зоне чернобыльской аварии.

Цель работы: исследовать сорбционные свойства лигнинов и возможность их применения в качестве энтеросорбентов для профилактики заболеваний органов пищеварения и предотвращения метаболических расстройств.

Задачи исследования:

1) исследовать перспективы применения энтеросорбционных материалов на основе лигнинов для медицины;

2) проанализировать строение лигнинов и их структуру;

3) изучить энтеросорбционные свойства лигнинов;

4) проанализировать адсорбционные характеристики лигнинов и их изучение физическими и физико-химическими методами.

I. ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

1.1. Лигнины как перспективные материалы для медицины

Основные области применения лигнинов в медицине: выведение аллергенов, токсинов, патогенных микроорганизмов (вирусов, бактерий, грибков), восстановления нормальной микрофлоры желудочно-кишечного тракта; при аллергодерматозах, дисбактериозе кишечника, возникающего в результате применения антибактериальных препаратов, воспалительных изменениях, возникающих в стенке кишечника в случае наличия кишечной инфекции различной этиологии, а также при заболеваниях желудочно-кишечного тракта [2-6].

Одним из направлений использования гидролизного лигнина является получение на его основе медицинских энтеросорбентов. Современная промышленность производит медицинские лигнины под названием полифепаны и полифаны, способные адсорбировать в желудочно-кишечном тракте бактерии, бактериальные токсины, яды, аллергены, соли тяжёлых металлов и др. [7-9].

Как известно, применение энтеросорбентов является одним из способов регулирования уровня половых стероидных гормонов в организме человека, что позволяет уменьшить риск развития онкологических заболеваний.

Состав гидролизного лигнина в общем случае малопредсказуем и может меняться в зависимости от состава исходного растительного сырья. Кроме негидролизируемого остатка – собственно лигнина, гидролизный лигнин содержит органические кислоты, олигосахара, легко- и трудногидролизи-руемые полисахариды, смолы, жиры, фенольные соединения, а также остаточную серную кислоту.

Медицинские энтеросорбенты по химическому составу, безусловно, более чистые, чем исходные гидролизные лигнины – в них отсутствует остаточная кислота, существенно меньше зольных и смолистых веществ, хотя количество основных компонентов предопределяется исходным сырьём [2-6].

Повышение содержания лигнина в медицинских препаратах положительно влияет на их сорбционную способность и, соответственно, качество препаратов.

Препараты на основе неорганических соединений («Смекта», «Полисорб»), а также активированный уголь не пригодны для длительного применения, поскольку относятся к лекарственным средствам, которые рекомендуются применять только при острых отравлениях.

Высокая химическая чистота МКЦ, отсутствие побочного действия на организм людей и животных в сочетании с другими ценными качествами (нерастворимость в воде, органических растворителях, способность диспер-гироваться в воде и масле, отсутствие запаха и вкуса, химическая стойкость, неволокнистая структура и т.п.) позволяют использовать ее для таблетиро-вания в смеси со многими фармацевтическими препаратами [14-17]. Особо ценным является свойство МКЦ быть связующим в сухом состоянии, что позволяет получать таблетки прямым прессованием (наиболее экономичным способом). Кроме таблеток, МКЦ может быть использована для производст-ва капсул, гранул, порошков, микрогранул и других лекарственных форм, например, аспирина, аскорбиновой кислоты, анальгетиков, поливитаминов, аминокислот, хинина, стероидов и др.

Наличие в массе МКЦ длинных частиц обеспечивает сохранение индивидуальности всех ингредиентов таблеточного порошка, и в то же время мелкие частицы обеспечивают хорошую его текучесть, достаточную даже для заполнения капсул [5-9]. Невысокая по сравнению с другими добавками способность МКЦ поглощать влагу из атмосферы позволяет таблетировать ее в смеси с гидролитически малоустойчивыми лекарственными веществами. Обычно используют 10-20 %-ные добавки МКЦ. Такой таблеточный порошок хорошо смешивается, и после прямого прессования образуются таблетки, которые по всем критериям – внешнему виду, повышенной твердости, малому времени распада – отвечают самым высоким фармакологическим требованиям [5]. Во всех случаях МКЦ уменьшает вес таблетки. Диспергированная в воде МКЦ служит суспензионным средством или стабилизатором тяжелых фармацевтических суспензий [7-10]. Ее целесообразно использовать при приготовлении коллоидной серы, антацида, трисульфата и неоминсульфата каолина с пектином. Коллоидная МКЦ по сравнению с другими коллоидными формами дешевле, имеет чисто белый цвет, является съедобной и, кроме того, обладает лучшим вкусом. Она представляет собой МКЦ, одну треть массы, которой составляют частицы с размером < 1 мкм. Получают ее путем механического измельчения влажной МКЦ, при этом при концентрации менее 1-го % коллоид имеет форму золя, а при более высокой – образуется высокотиксотропный гель, характеризую-щийся наименьшей границей текучести [6-9].

С целью улучшения текучести, уплотняемости и сжимаемости порошков при производстве твердых лекарственных форм предложено использовать следующие фармацевтические композиции: в качестве активного ингредиента 50-70 вес. % (S)-2-(4-изобутилфенил)-пропионовой кислоты, в качестве эксципиентов 30-50 вес. % микрокристаллической целлюлозы и < 0,3 вес. % коллоидной двуокиси кремния, дополнительно менее 0,3 вес. % смазывающего вещества, возможно добавочное введение смачивающего вещества, так, чтобы суммарное количество компонентов составляло 100 %, при условии, что композиция не содержит полиэтиленгликоля в качестве водорастворимого связующего вещества [12-16].

МКЦ со степенью полимеризации (СП) 15-375 используется в медицинской практике для получения рентгеноконтрастных сред в виде 3-35 %-ной суспензии МКЦ, сернокислого бария, хлорированного или йодированного арахисового масла и других соединений в воде или пищевых маслах [19].

Целлюлоза в форме порошка рекомендуется для использования в зубоврачебной практике. Так, МКЦ вводят в композиции адгезивных материалов на основе обычно применяемых растительных камедей или синтетических продуктов, обеспечивающих плотное прилегание протеза к слизистой оболочке неба и десен. МКЦ рекомендована также как компонент, не содержащих абразивных веществ зубных паст, при этом усиливается гигиеническое, профилактическое действие, отмечается хорошая пенно-образующая способность.

Получены хорошие результаты при использовании модифицированной МКЦ в санитарно-гигиенических целях – для получения поглощающих и перевязочных материалов с хорошими адсорбционными свойствами. Предложен композиционный материал, в состав которого входит порошковая целлюлоза в количестве 25-65 %, используемой для формования одноразовых жестких изделий санитарного назначения – подкладных суден, приемников мокроты, мочи и т.п. Также в композицию входят стекло-порошок, стекловата или стекловолокно, эфиры целлюлозы в качестве водорастворимого связующего, сушитель, наполнитель. Использованные изделия легко утилизировать с помощью машины для переработки отходов (под действием воды и механического размола) [19].

Следует отметить также кардиологический аспект использования МКЦ. Как известно, порошок МКЦ обладает хорошими адсорбционными свойствами, что позволяет выводить из организма избыток холестерина, а, по некоторым данным, и липопротеиды высокой плотности, которые являются «стройматериалами» склеротических изменений сосудов, в том числе и сосудов сердца. Использование МКЦ как энтеросорбента в профилактических целях позволяет замедлить неизбежные системные и локальные атеросклеротические изменения. Полагаем, что препараты МКЦ могут быть показаны и в реабилитационный период после перенесенных сосудистых катастроф, к которым относятся инфаркты и инсульты [12-19].

Традиционным сырьевым ресурсом МКЦ служат хлопковая и технические древесные целлюлозы. Нами разработаны способы получения МКЦ из соломы злаковых культур (СП~100-250). К достоинствам разработки относятся проведение процесса без предварительного разделения исходного сырья на составляющие его высокомолекулярные компоненты и высокая экологическая чистота конечного продукта. МКЦ из однолетних злаков рекомендуется для использования в пищевой, фармацевтической и косметической отраслях промышленности [15].

Все известные аптечные лигнинные препараты разработаны на основе гидролизных лигнинов, относящихся к техническим сильноизмененным лигнинам, по химической структуре и свойствам, сильно отличающимся от природного лигнина [14]. Широкое распространение имеет лечебный медицинский лигнин (препарат «Полифепан») – неспецифический энтеросорбент [16], который применяется при острых и хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта, экзогенных отравлениях, печеночной и почечной недостаточности, пищевой и лекарственной аллергии. Лигнинные энтеросорбенты используют для восстановления нормального баланса веществ в организме, при лечении дерматозов и хронической пневмонии [18].

Продукт, в котором сочетаются полезные качества облагороженного гидролизного лигнина и микрокристаллической целлюлозы, лиферанпоказан при инфекционных, токсикологических, гастроэнтерологических, нефрологических, травматических заболеваниях, аллергических реакциях, в диетологии и в предоперационный период при хирургическом вмешательстве [22]. Препарат характеризуется разнообразием функциональных групп – метоксильных, карбоксильных, карбонильных, гидроксильных различной природы, что придает лиферану свойства эффективного сорбента. Как показывают испытания, препарат лиферан по сорбционной способности в отношении E. сoli в 5-10 раз превосходит гранулированные угли, показывает высокие результаты при сорбции низко- и среднемолекулярных веществ, отличается высокой эффективностью при различных видах интоксикаций. Свойство лигнина гидрофобность, неблагоприятное для людей со сниженной моторикой, компенсируется введением ~ 7-ми % гидрофильной микрокристаллической целлюлозы. Такая добавка активизирует секреторную функцию и перистальтику кишечника [15].

Лигнинный препарат Олипифат оказывает противоожоговое, ранозаживляющее, противоаллергенное, противоопухолевое, антиметастати-ческое действие, воздействует на инфекцию, вызванную вирусами гепатита С и иммунодефицита человека [14]. Как известно, полифенолы, к которым относится лигнин, эффективно используются в медицинской практике как антиоксиданты, действие которых позволяет тормозить неферментативное свободнорадикальное окисление органических соединений [17]. Наибольшее распространение получили синтетические полифенольные соединения митофен, убихинон, олифен [23].

Результаты исследования энтеросорбционных и антиоксидантных свойств малоизмененных лигнинов из различных растений свидетельствуют о возможности и перспективности создания новых медицинских профилактических препаратов онко- и гетеротекторного действия [23].

1.2. Строение лигнинов и физические и физико-химические методы для определения их структур.

Лигнины, образовавшись в растительной ткани, выполняют разнообразные функции. В зависимости от роли растительной ткани, типа растения, его филогенетического происхождения, эти вещества могут различаться по химическому составу и структуре, но неизменно одно – все они построены из фенилпропановых структурных звеньев, соединенных простыми эфирными и углерод-углеродными связями [2].

Несмотря на многолетние исследования и достаточно большой объем экспериментальных данных о гидродинамических свойствах лигнинов различного происхождения, проблема топологической структуры макромолекул природных лигнинов не может считаться окончательно решенной [3]. Существующие проблемы связаны с особенностями лигнинов как природного химического соединения: в первую очередь, со сложностью, изменчивостью и непредсказуемостью его химической структуры, которая во многом зависит от биологического вида растения. Кроме того, следует отметить проблему сохранения нативной структуры лигнина в процессах его выделения из растительной ткани [4].

Набор прямых экспериментальных методов, используемые для характеристики топологической структуры лигнинов, является достаточно узким, что оставляет некоторые актуальные вопросы за пределами обсужде-ния. В частности, к одному из наиболее важных свойств, предопределяющих конформацию макромолекул, относится термодинамическая гибкость цепей и субцепей, однако экспериментальные данные о термодинамической гибкости лигнина как высокомолекулярного соединения в литературе практически отсутствуют [6].

Исследования физико-химических свойств и реакционной способности лигнина и лигнинов требуют наличия данных по термохимическим свойствам различных фенольных соединений, моделирующих структурные фрагменты природных полимеров [8-10].

Учитывая, что низкомолекулярные продукты ферментативной деструкции полисахаридных спутников целлюлозы (моносахариды) в ациклической форме обладают восстановительными свойствами [4], можно предположить, что результат обусловлен протеканием окислительно-восстановительных превращений в макромолекулах лигнина, обусловленных с наличием в его структуре ненасыщенных С=С и С=О связей. Химическая активность лигнина в отношении восстановителей описана в литературе на примере борогидриданатрия (NaBH4) [5]. Его действие сопоставлено с превращениями полимера в модельных щелочных растворах моносахаридов, являющихся основными продуктами деструкции полисахаридов.

На рис. 1 представлены спектральные кривые для исходного диоксанлигнина и измененного после обработки растворами восстановительных агентов.

ΔD

λ, нм

Рис.1. УФ – спектры для исходного диоксанлигнина

Как видно, воздействие NaBH4 приводит к снижению в 5,1 раза интенсивности максимума поглощения карбонилсодержащих фенилпропа-новых звеньев при 350 нм. Это согласуется с литературными данными о протекании реакции восстановления карбонильных групп лигнина гидридами металлов, которое протекает по механизму нуклеофильного присоединения.

Большой интерес представляет исследование этих препаратов с помощью ИК-Фурье спектроскопии, что позволяет провести оценку спектрально-химических корреляций. На рис. 2 представлены исходные ИК-спектры исследуемых препаратов лигнина в области 400-4000 см-1.

Рис. 2. Исходные ИК-спектры исследуемых препаратов лигнина в области 400-4000 см-1

1.3. Изучение адсорбции лигнинов на поверхности синтетических и природных сорбентов

В экспериментах использовали целлюлозу и лигнин, полученные в лабораторных условиях перекисно-щелочным способом из пшеничной соломы. Выход целлюлозы при делигнификации составил 55 %. Целлюлоза отбеливалась пероксидом водорода. Содержание лигнина в беленой целлюлозе составило 5 %. Белизна – 82 %. Целлюлоза измельчалась до дисперсности 50 - 200 мкм. Адсорбционная емкость по воде составила 900 %. Щелок нейтрализовали соляной кислотой, лигнин отделяли, промывали и высушивали при температуре 105 °С. Эффективность адсорбции Т-2 микотоксина оценивалиinvitro методом, предложенным В.С. Крюковым и др. с учетом особенности индикации Т-2 токсина [6]. Адсорбцию проводили при pH 2 и температура 37 ± 1 °C, что моделирует условия адсорбции микотоксинов, соответственно, в ротовой полости и желудке животных. Вероятность десорбции микотоксинов в кишечнике моделировали последующей после адсорбции микотоксинов адсорбентами при pH 2 десорбцией при pH 8.

При получении углеродных адсорбентов методы термохимической активации различных сырьевых материалов постепенно вытесняют широко распространенные, в недавнем прошлом, методы парогазовой активации. При термохимической активации и получении, таким образом, активных углей (АУ) различного качества используется главным образом некарбонизованные исходные материалы, к которым относятся в первую очередь древесные опилки и торф. Превращение такого сырья в АУ происходит под воздействием дегидратирующих агентов при высоких температурах. При этом кислород и водород избирательно и полностью удаляются из углеродсодержащего материала с одновременной его карбонизацией и активацией. К дегидратирующим агентам может быть отнесѐн целый ряд веществ, однако наибольшее применение получила ортофосфорная кислота. Гидроксид натрия также может быть отнесѐн к дегидратирующим агентам, использование которого ограничивается, в первую очередь, по причине высоких расходов на активацию и сложностью регенерации из отработанных промывных растворов.

На основании накопленных экспериментальных данных можно предположить, что расход NaOH на активацию древесных материалов можно существенно снизить за счет их предварительной карбонизации, что является действенным регулятором не только расхода реагента, но и адсорбционных свойств получаемых АУ. Поэтому изготовление АУ состоит из двух этапов: карбонизация сырья, в результате которой образуется уголь–сырец и его дальнейшая активация. В итоге уголь-сырец превращается в уголь, отличающийся развитой пористой структурой и поэтому обладающий огромной внутренней поверхностью.[7]

Были реализованы 2 серии опытов с использованием хвойных опилок в качестве сырьевого материала для синтеза АУ. Все исследования проводили методом планированного эксперимента. Первая серия была проведена с использованием 2%-ной ортофосфорной кислоты с целью увеличения выхода. В результате этой серии были сделаны выводы, что температура предпиролиза должна находиться на уровне 480°С, температура пиролиза 700 °С. В этих условиях наблюдаются самые высокие адсорбционные свойства и по МГ и по йоду, а значит их следует принять оптимальными. Расход щелочи не оказывает существенного влияния на сорбционные свойства, а значит, его следует зафиксировать на уровне 100% по отношению к сырью. При низких температурах пиролиза (550 °С) с повышением температуры предпиролиза сорбционные свойста АУ снижаются.

Мировой опыт свидетельствует, что производство и потребление активных углей (АУ) имеет устойчивую тенденцию к росту. Большой ассортимент адсорбентов можно получать на основе крупнотоннажных отходов химической и механической переработки древесины: опилок, коры, отходов лесозаготовок, осадков сточных вод, технических лигносульфонатов,

Следует отметить, что в синтезе активных углей в настоящее время методы химической активации находят все большее распространение. Это объясняется тем, что они позволяют получать адсорбенты со строго заданными параметрами пористой структуры и с высокими кинетическими показателями адсорбционных процессов. Так же к преимуществам способа следует отнести сравнительно короткое время активирования сырья, большой выход углеродного остатка, высокие адсорбционные свойства активного угля.

Заключение

Энтеросорбция – очень востребованный метод очистки организма от токсинов. Дальнейшее развитее энтеросорбции позволит медицине вылечить многих, возможно, тяжелобольных людей. Лигнин – биополимер, который по своим свойствам, – идеальный энтеросорбент.

Несмотря на то, что расширенное применение лигнина и лигноцеллюлозных материалов началось не так давно, в этой сфере уже многое открыто. Развитие темы: «Лигнин как энтеросорбент» должно быть плодотворным.

Таким образом, энтеросорбенты, несмотря на их весьма древнее применение в медицине, по-прежнему остаются актуальными препаратами. Использование этой группы препаратов шагнуло далеко за пределы гастроэнтерологии и позволяет эффективно оказывать помощь пациентам с различными заболеваниями, в том числе таких «болезней цивилизации», как сердечно-сосудистая патология, нарушения липидного и углеводного обменов. Очень ценно, что натуральный и безопасный состав препаратов полезен и здоровым людям с целью профилактики заболеваний органов пищеварения и предотвращения метаболических расстройств: позволяет достигать более высокого качества жизни — приоритетной задачи медицины.

Выводы

  1. Показано, что лигнины в экспериментальных исследованиях показали антиоксидантные и противовоспалительные свойства, что позволяет надеяться на эффективность этих препаратов в комплексной терапии онкологических больных.

  2. Установлено, что лигнины способны увеличивать лекарственное действие препаратов.

Cписок используемой литературы

1. Дудкин М.С., Щелкунов Л.Ф. Пищевые волокна и новые продукты питания (обзор) // Вопр. питания. - 1998. - №2. - C. 35 - 41.

2. Резников В. М., Михасева М. Ф. О филогении лигнина // Химия древесины. - 1982. -№ 6. - С. 77-87.

3. Лепилова О.В., Алеева С.В., Кокшаров С.А. Сопоставление редуцирующей способности растворов альдоз // Журнал органической химии. 2012. Т. 48. Вып. 1. С. 88-93.

4.Базарнова Н.Г., Маркин В.И., Колосов П.В., Катраков И.Б., Калюта Е.В., Чепрасова М.Ю. Методы получения лигноуглеводных композиций из химически модифицированного растительного сырья // Российский химический журнал. 2011. Т. 55. №1. С. 4–9.

5. Оболенская А.В. Химия лигнина. СПб.: ЛТА. 1993. 80 с

6. Крюков B.C., Крупин В.В., Котик А.Н. Применение клиноптилолита для профилактики микотоксикозов // Ветеринария. - 1992. - № 9-12. - С. 28-29.

7. Barret E.P., Joyner L.C., Halenda P.P. The determination of pore volume and area distributions in porous substances. I. Computations from nitrogen isotherms // J. Am. Chem. Soc., 1951. ⎯ Vol. 73.⎯ № 1. ⎯ P. 373−380.

8. Бондарев Е. В., Штрыголь С. Ю., Дырявый С. Б. Применение энтеросорбентов в медицинской практике. Провизор. Электрон. ресурс. 2008; 13. URL: http://www.provisor.com.ua/archive/2008/N13.

9. Палий И. Г., Резниченко И. Г. Современный взгляд на проблему энтеросорбции: выбор оптимального препарата. Новости медицины и фармации. 2007; 11: 217.

10. Урсова Н. И., Горелов А. В. Современный взгляд на проблему энтеросорбции. Оптимальный подход к выбору препарата. РМЖ. 2006; 19: 1391–1396.

11. Щербаков П. Л., Петухов В. А. Сравнительная эффективность энтеросорбентов при диарее у детей. Вопросы современной педиатрии. 2005; 4 (4): 85–89.

12. Николаев В. Г., Гурина Н. М. Энтеросорбция сегодня: сорбционные материалы и механизм действия. Электрон. ресурс. URL:http;//kiulong.cjm.ua/content/view/66/58.

13. Федорова О.В., Федулова Э.Н., Тутина О.А., Копейкин В.Н.,Коркоташвили Л.В. Патогенетическая сорбционная терапия эндогенной интоксикации воспалительных заболеваний кишечника у детей. Педиатрическая фармакология. 2009; 6 (5): 34–37.

14. Casdorph H. R. Hypercholesteremia. Treatment with cholestyramine, a bile acid sequestering resin. Calif Med. 1967; 106 (4): 293–295.

15. Новокшонов А.А., Соколова Н.В. Метод энтеросорбции и его клиническая эффективность в комплексной терапии ОКИ у детей. Вопросы современной педиатрии. 2011; 1: 140–147.

16. Prince D. M., Welschenbach M. A. Olestra: a new food additive.

J Am Diet Assoc. 1998; 98 (5): 565–569.

17. Gonzalez R., de Medina F. S., Martinez-Augustin O. et al. Antiinflammatory effect of diosmectite in hapten-induced colitis in the rat. Br J Pharmacol. 2004; 141 (6): 951–960.

18. WHO diarrhoeal Disease Control Program. Drugs in the management of acute diarrhoea in infants and young children. Report WHO/CDD/CMT/86.1. 1986.

19. Wingate D., Phillips S. F., Lewis S. J. et al. Guidelines for adults on self-medication for the treatment of acute diarrhea. Alimentary Pharmacology and Therapeutics. 2001; 15 (6): 773–782.

20. Szajewska H., Dziechciarz P., Mrukowicz J. Meta-analysis: smectite in the treatment of acute infectious diarrhoea in children.Aliment Pharm Therap. 2006; 23 (2): 217–227.

21. Боткина А. С. Применение диоктаэдрического смектита у детей с атопическим дерматитом. Вопросы современной педиатрии. 2008; 7 (2): 1–4.

22. Маев И.В., Самсонов А. А., Голубев Н. Н. Аспекты клинического применения энтеросорбента Неосмектин. РМЖ. Болезни органов пищеварения. 2008; 2: 62–64.

23. Липатникова И. А., Решетников В. И. Разработка состава геля Полисорба и его биофармацевтическая оценка. Фармация. 2004; 3: 34–35.

24. Химкина Л., Пантелеева Г., Копытова Т. Клиническая эффективность Полисорба МП в комплексной терапии хронических распространенных дерматозов. Врач. 2010; 1: 38–40.

25. Афонин А., Шокарев А., Левкович А. Комплексная терапия гипербилирубинемии у доношенных новорожденных с перинатальным поражением центральной нервной системы. Врач. 2010; 8: 58–59.

26. Емельянов С. И., Брискин Б. С., Демидов Д. А., Демидова Т. И.Влияние пектинсодержащего препарата на слизистую оболочку пищеварительного тракта при кишечной недостаточности. Эксперимент Клин Гастроэнтерол. 2012; 2: 67–72.

27. Ставицкая С. С., Стрелко В. В., Викарчук Б. М. и др. Оценка селективности сорбции ионов токсичных металлов композиционным сорбентом «Ультрасорб» и его компонентами. Эфферентная терапия. 2001; 7 (1): 60–63.

28. Алексеева А.А. Применение энтеросорбентов в комплексной терапии атопического дерматита. Вопросы современной педиатрии. 2012; 11 (2): 151–154.

29. Харченко Н. В., Черненко В. В. Оценка эффективности и переносимости препарата Лактофильтрум в лечении гастроэнтерологических больных с синдромом дисбактериоза кишечника. Мистецтво лікування. 2006; 9: 14–15.

30. Ныркова О.И., Алексеева Л.А., Бехтерева М.К., Бессонова Т.В.Роль энтеросорбции в терапии бактериальных диарей у детей. Вопросы современной педиатрии. 2011; 10 (2): 96–101.

21